Взгляд из нарисованного колодца

Пусть твоя алчность рассеется в ритме наклона одуванчика и светового излучения оконных паутинок! Думай, и ты снимешь старую кожу, влившись в ритм света, продолжая производить мысли не переставая, ибо ты – человек, а не тень после ядерного взрыва!

Ключ без золота (1990 г.)

 

  Андрей стоял у широкого окна тихо обдуваемого искусственным ветром, производимым японской системой  ,, Тазе ,, Прохладный поток с запахом полевой ромашки аккуратно передвигался по стеклу сверху вниз, слегка теребя тяжелые итальянские портьеры и распространяясь по кабинету невидимым шлейфом. Восемьдесят пятый этаж бизнес центра давал возможность внимательно разглядывать вечерний мир Москвы, освещенный миллионами ламп. Держа коньячный бокал в руке и ощущая большим пальцем ноги очень удобную, замкнутую капсулу новеньких итальянских туфель, хозяин большого кабинета внимательно рассматривал тысячи вечерних огней ближайшей цивилизации. Дневные картинки большого города Андрея не интересовали, во время дня он прятался за осознанной, сформулированной причиной любого человека, во фразе - я чертовски занят! Хотя на самом деле это была мягкая ложь, пятая ее половинка, как отрез от круглого кирпича бельгийского сыра. Старые часы с красивым боем, заключенные в дубовый гроб с резьбой, купленные в самой западной части Немецкой страны за приличные деньги Евросоюза, тихо помахивали тяжелым серебряным маятником за толстым стеклом. На круглом маятнике кабинетных курантов было написано  ,, Я - Время! Я значу больше чем ты, маленький человечек! ,, Миловидное лицо мамы самого Бога умиротворенно смотрело в кабинет и на спину стоящего Андрея, поблескивая крупным морским жемчугом и редкой инкрустацией желтых, обработанных индийских сапфиров. Мух в кабинете не было, они не долетали до такого высотного уровня, где у окна стоял обыкновенный удачный мужчина, над которым сам Всевышний проводил свой качественный эксперимент. Андрей смотрел с большого верха в маленький и очень широкий низ и разглядывал чьи-то передвижения, мигающие огоньки, тусклые проблески человеческой деятельности и множество обыкновенных оттенков искусственного света. Для него свет был похож на всплески маленьких орхидей, хотя он глубоко сомневался, что его мнение кто-то может разделить. Стоя на самом верху большого бизнес центра он ловил собственные вибрации, отдавая их огромному строению. Хозяин кабинета молча ловил отголоски самого здания, ничего не ощущая, но искренне веруя в сросшийся узел железобетона и десятков километров его нервов. Арматура, скрепившая здание, была тем же, что и маленькие нервные струи, где-то под кожей, лимфой и мышцами. Он стоял, широко расставив ноги, разглядывая пустую вертолетную площадку здания ниже и четыре огромных окна напротив, где спортивная женщина с прической Чиполино и с указкой в руке объясняла грустной аудитории какие-то догмы, знакомые только ей. Она ни столько рассказывала какой-то загадочный материал, как занималась демонстрацией собственной персоны, выгибая туго облегающие бедра черной юбки, расстегнутую на три пуговицы белую блузу, высокие каблуки и очки с ярко накрашенным ртом. Эффект - ,,все внимание мне,, был достигнут изобилием мужчин в большом помещении и ненавистью трех молодых женщин на галерке. Андрей улыбнулся. Вечер заполнял пространство между небоскребами, оттеняя окна от света и свет от окон, как это делали толстый и романтичный Сезанн, пьяный от запахов полей Камиль Коро, болезненный шизофреник Ван Гог и вечно простуженный красивыми мыслями Камиль Писсаро. Высотные строения напоминали красивые чемоданы, которые никто никогда не возьмет в путешествие. Люди сами путешествовали внутри этих чемоданов в лифтовых кабинках, изменяя чужие судьбы, свою веру в будущее и даже очертания настоящей любви, толкающей на поступки чьи-то счастливые и красиво-благородные мысли. Андрей медленно пробовал объяснить для самого себя свою жизнь или вовсе не жизнь, пристальные взгляды завидующих и шорохи чужих повествований, чужую желчь сквозь глазные яблоки и горькую зависть сердечных аритмий. Он стоял на высоте огромного города и думал, анализируя свою шелковую жизнь на самом пике нагроможденного стекла и бетона. Андрей был слегка счастлив, разбавив тяжесть ушедшего дня коньячными парами высокого качества. Он пытался осветить и связать свою главную идею, навязчиво всплывающую уже целых пять дней и не дающую его голове покоя. Он анализировал себя, сделав умопомрачительное открытие, что он вовсе не живет на этом свете. Он, имея все, кроме самолета, существует для других, исполняя тысячи чужих перемещений и желаний. Он размышлял, разглядывая бортовые огни новенького вертолета, поднимавшегося с крыши соседнего здания.

…Лиза хотела петь. Она страшно хотела и хочет петь, окруженная зудом десятка мерзавцев, чующих совершенную добычу и запах долларовой текстуры с секретной краской MZLК55. Они похожи на перламутровых мух и вьются возле нее, рассказывая, какая она высокая певица… вашу мать! Ей всегда и всего было мало и любое её появление напоминало восход не среднего солнца и не целой указующей звезды, а обыкновенного пыльного прожектора, раздражающего своим назойливым светом. Она хотела квартиру и получила ее, она заламывала руки и билась в истерике выдуманной клаустрофобии и получила дом на семь комнат с внутренним бассейном. Джип, Бентли, колье, пять шуб, кокаин, Бали- Шмали, виски, Амстердам, канабис и кокс, винт, истерики, постовый отходняк, депрессии, зависть к чужим картинкам, много лака на голове, бессмысленные глаза с долларовой зависимостью, конвейер, дрянь, змеиная сука, ненавижу… Я просто хочу пирожок с собственной кухни, приготовленный не девушкой в трусах с сигаретным тампоном во рту, крутящей ключи от Бентли на пальчике с наглым пузырем жвачки и презрением к прислуге, а совсем адекватной и нормальной женщиной. Как я медленно был вовлечен в этот теплый навоз? Это разве я? Мама меня познакомила с такой невероятной девушкой, а я даже не перезвонил ей. Кухонный джентльмен! Какую тему она поднимала за столом? Ах, да…- Детский синдром Моцарта! Я же ни хера не знаю об этом. Вопрос - а зачем мне знать? Этот вопрос, Старина, не катит больше по моей жизни в отношении Риты! Лиза будет пробивать себе голову, рвать мои нервы на басовые струны для черных роялей ее желаний, она будет меня использовать до конца. Она даже не сука, она не ведьма, она страшней, она помесь Вальпургиевых полуночных плясок и качественных метлищ с дистанционным управлением. Это ее схема и, нормальной жизнью с домашними пирожками, здесь не пахнет. Где мое слабое место? Мое слабое место, это моя вина за ее аборт. Гинеколог Абрикосов сказал, что никто не знает от кого был ребенок. Абрикосов прав, он тертый калач с влагалищным мышлением открытых дверей чужого страха. Это мог быть не мой ребенок и моей вины может не быть, а меня пилят тупым рашпилем желаний, вампирят крашенными глазами, высасывая результаты моего труда. Хватит! Сегодня я положу этому конец! Может…, не может…, нужно разобраться со своей совестью в ближайшие двадцать минут и принимать решение. Я не желаю больше так жить. Не же-ла-ю! Мой мир будет наполнен запахами Риты, я это заслужил, она это заслужила, так будет правильно!

На столе загудел мобильный телефон, оповещая кабинет странным позывным, который очень нравился Андрею - ,, Товарищи! Внимание! Воздушная тревога! Все в бомбоубежище! Внимание! Товарищи! ,, Слушая этот позывной времен Великой Отечественной войны, он понимал, что для его деда это были слова жизни, а для сегодняшнего народа, это ,,Прикольненько!,, Слово это омерзительное, не несущее никакого смысла, выражение ничтожных эмоций по отношению к спасению жизней целых городов. Он любил этот позывной. Он его отрезвлял и возвращал в мир анализа и правды. Андрей подошел к телефону и провел пальцем по дисплею.

- Чувак, бодрый привет! – раздалось в трубке задорно, весело и навязчиво с пьяными нотами кутежа, смеха и тупой музыки, дубасящей по грудным клеткам задвинутых молодых алкашей.

- Добрый вечер Углерод! Что надо? Я занят? – сухо бросил Андрей. Это был Углерод, человек – мажор, ищущий в свои 29 лет новые виды экстрима и восхищения Смертью. Он давно был в гробу по самые колени. Оставалось только правильно подвинуться стрелкам всех часов на земле, чтобы Углерод получил свое и, истекая кровью, покинул этот ,, скучный мирок,, как он всегда выражался.

- Проснись, чертов миллионер, хватит работать! Уже утренний вечер, мы зависаем в ,,Крематории,, приезжай! Слушай новый информационный узел от экстремала номер один в Москве. Я тебе хочу сказать, что один Мэн рассказал мне про совершенно новый экстрим! Это просто песня монгольских сталеваров! Он летает на дельтаплане…, прикинь!

- О, да, прикинул уже. Это очень круто, летать на дельтаплане, и что? Он приземляется в пасть аллигатору- человекоеду на Карибах, разбивает башку о камни Эльбруса или прыгает голой жопой на ядовитые иглы африканским дикобразам в районе Буркина Фасо?

- Не иронизируй! Ты какой-то злой сегодня! Этот Мэн летает на дельтаплане, но не на лямках, а на крюках! Его подвешивают на пять крючьев, продетых в кожу спины. Во какой звиздейшн, прикинь! Летающий йог на дельтаплане с крючьями в спине! Это же байконурским космонавтам в страшном сне не снилось! Вот это, я называю экстрим! Вот это, твою мать, коматозная Смерть, а?! Что скажешь, чертов миллионер? Мы послезавтра улетаем в Индию, ты с нами? Я буду летать на крюках в спине, Андрей держи рашпиль бодрей! Ха! А ты со мной?

- Углерод, не обессудь! Когда тебя будут хоронить, после того, как ты отравишься мясом снежного человека или тебя укусит за кончик члена шаман вуду из Азузузы, можешь быть совершенно уверенным, что я скажу красивую речь над свежей дыркой в земле, куда опустят твой дорогой, инкрустированный стразами гроб. Речь будет полна фразами героики, пафоса и я буду нагнетать до такой степени, что все твои дамы заплачут, потом зарыдают, а затем будут реально глотать глазные капли и напьются до состояния пюре в ближайшем кабаке. Обещаю тебе никуда не ехать, крюки себе в спину не вставлять и на дельтапланах не летать. Ты на самом деле давно унесенный ветром. Я не скажу тебе – Углерод, береги себя! Потому что для тебя, эта фраза по кукурузе! Береги себя, Чеканаторий! И когда будешь продвигаться в тесном и забитом людьми транспорте, не забывай второй закон рюкзака в автобусе, а то люди морду набьют. И напоследок рекомендую полет на дельтаплане усугубить, надев на голову шапку со вшами, это будет яркий штрих к общей идее идиотизма. Помни самурайский закон – фуцуно моно! Не забыл еще?

- Не забыл! Ты злой человек! Не добрый совсем, тебя деньги испортили, очень ты богатый и собрался жить триста десять лет, это чревато от слова- червь. Мои девчонки тебе привет не передают. Да? Мои блошки, а ну- ка, споем песню про дрозда, потерявшего компас на верхушке Эйфелевой башни… Ах, дрозды, распутники дрозды…, эээй, эй…!

Андрей отключил телефон, проведя пальцем по дисплею и понял, что там, где Углерод, там уже лестница, ведущая в глубины мажорного маразма. Парень искал эмоций на смертельном уровне, гоняя на японском мотоцикле по ночной Москве. Его ждал конец, которого он искал все свои 29 лет. Настоящий самурай смертник, как говорят сами японцы в своих загадочных исторических и поэтических письменах – ана ну когэ, ака ро та нива, та кари кири! И перевод этого стиха не обязателен, потому что он справедлив для всех думающих.

- Андрей Борисович! К вам Айболит пришел! – раздался четкий информативный блок от секретаря Лены.

- Запускай! – ответил Андрей и взглянул на часы. Айболит приехал вовремя, как всегда. Не врач, а пунктуальный заместитель Шеленберга.

- Исполняю! – прозвучал тот же женский голос высокой дисциплины.

Айболитом был искусный доктор, не ужившийся ни в одной больнице Москвы с начальством. Он терпеть не мог толстяков дилетантов в высоких кабинетах, которые мало знали, мало умели и раздавали ахинейские советы самому Славскому, и же Айболиту, отработавшему в морге, на скорой помощи, в реанимационном автомобиле, пропустившим сквозь свой мозг и руки тысячи окровавлено –поломанных, но выживших тел. Славский был реаниматор от воли Бога и всегда понимал, что нужно делать в любом пиковом случае с больным. Однажды, по вызову скорой помощи в Бибирево, он реанимировал старушку, которой по паспорту было 93 года. За что она ему была очень неблагодарна и поносила его плохими словами времен НЭПа, добавляя, что сам доктор идиот и дурак, прервавший ее милую беседу с бородатым дядей, стоявшим на выходе из светового тоннеля. Айболит был профи, сумевший развить свою тайную сеть медицинских услуг для представителей богатого и модного мира. Мало того, он нигде не числился, не платил налогов, плевал на всех главврачей от малых больниц до самого Главка, зарабатывал неприлично много, был умным и думал на пять шагов вперед, хотя всегда хотел на шесть или даже шесть с половиной! Еще, он имел фонтан юмора и руки, мытые небесными родниками с мылом. Его услугами каждый день пользовалось столько людей, что он не знал, когда отдыхать. Свои его звали просто Ай, потому что приставка ,, болит,, при его появлении уже была не актуальной. Он всегда знал, что делать без советов Гиппократа и разнообразных клятв, сформировавшихся столетиями от разных проходимых мимо докторов. Доктор Славский шутил сам над собой, что закончил Тибетское медучилище, которое не заканчивал ни один начальник и главным его лекарством, есть сиреневое плацебо или плэйс –Бо, кто как захочет поиграть трактовкой очевидности.

- Андрей Борисович! Скорая помощь, которой нет даже в Кремле, уже здесь! Пардон, исполню ритуал омовения рук, но не как Понтий Пилат, я мою руки всегда хозяйственным мылом, которого у него не было и в помине! – Ай нырнул в огромную ванну, держа в руках старый саквояж, точно такой же, как у доктора Чехова на Сахалине и в Ялте.

- Друг мой! Я снова виноват и после вчерашних утех мой парень сигналит мне, что я идиот и придурок! Я снова попал в колебания собственной энтропии. Я очень неправильно себя вел вчера, опрометчиво… я шел сквозь березки красивого тела, а оказалось, что это был бурелом, прошу прощения за некую театральность…

- Ага! Все понял, можно продолжать через пятнадцать секунд! – быстро перехватил инициативу Айболит. - Мне любые махания белыми флагами и внутренние изыскания истин с прожекторами очень знакомы. Готов выслушать в процессе подготовки обряда экзорцизма.  Имею новое лекарство в моем волшебном чемоданчике, производство Швейцарии, супермозг сделал соединение купритинола, истамицинина и ступиназола пятого поколения. Совершенно безвредно, очень болезненный укол, цена по кругу 600 американских портретов хитрого Франклина. Действует быстро, выбивает всю дрянь из текстуры, а послезавтра смело можно будет пить пиво и виски без провокации. Я, вам, Андрей Борисович, всегда говорил, одевайте резину, как только вы почувствовали позыв на любовь к новой фее, пахнущей лепестками мечты. Сейчас время продвинутое, презервативы продаются везде, а для миллионеров –особенно, да еще и с огромной скидкой 2 %! – Ай быстро раскрыл свой саквояж, выложил на стол одноразовый шприц, розовую ампулу, пакетик запечатанной ваты и пакет новых медицинских перчаток, которые он натянул на ладони очень быстро. – А вот от меня лично вам скидка 30%, по случаю большого национального праздника в стране.

- Какой такой праздник? – с удивлением спросил Андрей, расстегивая крокодиловый пояс на брюках и щелкая золотой пряжкой с оттиском ,, SKAVOLINI,,

- Да вы что! Вся страна гудит по деревням, селам и весям, а вы тут сидите и не отмечаете? Позор каменным джунглям! Позор людям, потерявшим фольклорную силу предков! Где водка, где закусь с кренделями, где караси со сковородки, щеки судаков, расстегаи, кураж и задушевные песни?

- Не томи, Айболит! – крикнул хозяин кабинета, ложась на диван и оголяя третью часть ягодицы номер 2.

- Сегодня, и именно сегодня- триста лет русской балалайке! – выпалил доктор и заржал на весь кабинет.

- Ну, ты…, хороший человек! – засмеялся Андрей.

- Ну все, аут…, шутки в сторону. Займемся разгоном чужих молекулярных подарков, попавших в организм для отрезвления и торможения тестостероновых отключателей головного мозга. Как в прошлый раз ввожу медленно, дабы вы ощутили всю прелесть наказания за бесшабашность, глупость, не мудрость и еще пятьдесят эпитетов. Чувство незабываемое, равное раскаленному электроду, медленно заходящему в анус под напряжением святого электричества. – Доктор вонзил иглу и медленно стал вводить лекарство. Андрей стал морщиться от нарастающего дикого жжения в районе ягодицы номер 2. Боль пришла медленно изнутри, расширяя ткани и нанося целенаправленный ядерный удар по подарочной заразе.

- За все в этой жизни надо платить! Я был пьян и совершил новую ошибку, за что и расплачиваюсь! Стыд и позор! Стыдно даже перед насекомыми! – приговаривал Андрей, отвлекая себя от дикой боли. – Сука! Как больно! Плять! Ты где такую жидкость взял, это же напалм, падла? – причитал Андрей.

- Взял на Олимпе мудрости. Там жалеют мужчин после соития с блудницами. Слова мудрые прозвучали сейчас, осознанные, такой высокий стиль не каждый и оценит пока не почувствует агрессивное жжение в заднице, такова природа человеков! Такие слова приводят к отрезвлению и пониманию своих поступков, а самое главное и дорогое, что через пару дней вся ваша мораль выветриться и у вас хватит денег на покупку нефти и никеля, а на презервативы, снова не хватит! Это же парадокс вашего времени. За что я вас и люблю, как работодателя, как неугомонного человека, для которого собственное здоровье стоит дешевле, чем оргазм с подготовленной куклой. Ваше отношение к вашему дорогому и единственному члену напоминает мне мыслительный поток медведя, поджигающего собственную пасеку с пчелами. Аминь! Вот и все! – Айболит быстро выдернул пластмассовый шприц и, проведя рукой по воздуху, как дирижер, бросил его на пол. Это был его стиль, потому что в душе доктор был музыкант, он слышал музыку молекулярных нот, переливы кровяного давления, звуки хрустящих сухожилий, трения кожи, барабанные удары сердечных не хозяйственных сумок и постукивания зубов мудрости. Айболит был редким музыкантом без музыки, таким редким статусом не мог похвастаться даже гениальный сэр Пол Маккартни, знающий все ноты и купающийся в любви миллиардов людей. Пластмассовый шприц упал на ковер и застыл в позе использованной гильзы, ему было горько от приговора доктора и перспективы мусорных ящиков. Шприц думал, что люди дураки, люди не задумывались, кто такой шприц! Получив деньги, Айболит крепко пожал руку и оставив на столе пачку лабрикантовых резин с запахом маракуйи, с улыбкой ушел в лифт ночного здания. Андрей Борисович быстро взял телефон и набрал номер с пометкой ,, Рыбалка на акул,,

- Ой! Я все знаю! Прости меня, Андрюша, прости, стою на коленях в кабинете перед телефоном, клянусь…, моя вина в этом есть. Но каждый имеет право на ошибку, не казни Боярин, не казни? Зело я виновен перед тобой, батюшка- кормилец! Прости Андрюшечка, недоглядел! – сразу раздалась в трубке плаксивая, талантливая и очень торопливая плутовская исповедь.

- Зашей себе рот и слушай меня, торговец триппером и хитрожопый муравьед! – железобетонным тоном начал Андрей.

- Да-да! Я весь слушаю, Андрюшечка!

- Тебе привет от моего плачущего члена, который получил укол в задницу только что от Айболита! Твоя вчерашняя VIP сука берет не только деньги, но и раздает бесплатно шоколадные конфеты с зубами! Значит так, трубчатый ты садист, я заплатил доктору 2000 долларов за новейшее лекарство и страшный укол, плюс моральный ущерб итого: 3000,- улыбался Андрей и продолжил,- деньги завтра завезешь лично мне в кабинет в 9 утра.

- Конечно же! Всенепременно же, дорогой Андрюша, это наш косяк, и я отвечу деньгами, как скажешь, дорогой! Ты пойми, ты наш золотой клиент и наша ассоциация бедных Золушек, всегда готова предоставить тебе самых рукодельных, рукоблудных и талантливых орхидей из нашей роты. Но, конечно же, бывают сбои, а где их не бывает в наше сложное время, Андрюшечка, наша золотая подушечка! Куда не глянь, везде одни сбои и нервотрепка, страну лихорадит от строительства новых банков с идиотами во главе. Но, если между нами, Андрэ, скажи, тебе понравилось, а? Какой станок, это же эллинский мрамор, а Жанкины глаза, это же гильотина на площади! Ей уже напихали в задницу лекарств и повезли на Варварку в офис к очень уважаемому человеку. Что делать, Андрюша, от клиентов отбоя нет, все хотят Жаннэт- поэтессу ночных грез с магнитными притяжениями морского дельфина. Спасаем миллионеров от разводов, спасаем неблагополучные семьи с фригидными сучьими женами без мозгов, но с дикими аппетитами, делаем святую работу, дорогой! Она тебе шептала стихи на ухо? Мне шептала, это же не стихи- это операция на гланды в антисанитарных полевых условиях! Она настоящая гетера, а Таис Афинская просто шлюшка и рядом не стоит! Работы впереди, дорогой, как строительства дорог на Руси, а еще грядут праздники, боюсь за Жанкино здоровье, купил ей шубу, не девочка, а клад Виспасиана. Не обижайся, Андрюша, это издержки профессии, деньги завтра завезет мой мотоциклист, прямо твоей Леночке секретарше в маникюры.

- Гендос! Когда ее вылечишь, я имею ввиду до конца, с медицинским подтверждением и справкой, пришлешь ее ко мне еще раз. Я таких баб не видел никогда, от нее свет льется, нет, не льется, он струиться струями, она какая-то волшебная, такое впечатление, что нажрался кокаина и плаваешь в животе у большой женщины! Где ты взял эту фею, мать ее на здоровье?

- Андрюша! Ты совершенно прав, она дипломированная фея! Земля русская рожает такие цветы на нашей территории, приехала она, откуда-то из Сибири. То есть, гены не мешанные, вековые, чистяк на овощах и фруктах, на кедровых орехах девку растили на свежем воздухе из полевых цветов! Фея! Как ты правильно выразился, Андрюша! Ты видел эту кожу? Это же монументальное создание природы, это ж создано во внеземных лабораториях. Она сияет, как Антарктида. Нрав у нее покладистый, грация такая, что балерины Большого Театра курят анашу и запивают шмурдяком за кулисами. А ноги, это же не ноги, это черти что, чему даже сравнений нет.

- Да ноги там, просто немыслимые! Точеные на божьем станке, ухоженные, тренированные, пальцы, как миниатюрная расческа, мустанг позавидует! Я вообще подозреваю, что она ведьманосное создание! – отметил Андрей, присев в кресло.

- Ты снова прав, дорогой! Мистика какая-то! Ее кто попробует, так по второму кругу и еще, и еще, телефоны кипят, все просят пирожное еще раз укусить! Подтверждается моя теория того, что у Золушки не было времени читать книги, но у самого времени всегда была Золушка! Однажды, в день международной солидарности трудящихся позвонили сразу семь уважаемых людей, имеющих прямое отношение к полной солидарности нашего народа, ну ты понимаешь, я испугался и сразу соврал, что у нее сентиментальные дни, так эти миллионэры, как один, заказали её рот с тройной оплатой. Я сидел и думал, какую симфоническую флейту потеряли оркестры нашей страны? Ты знаешь, наша Родина очень богата талантами невыносимо яркими и редкими! Жанка- это наш фирменный знак, это наше качество, англичане заказывают ее, еще не выйдя из самолета в Шереметево 2. Она моя золотая жила, нет, не жила, целый прииск, нет, не прииск, она кимберлитовая труба моей ассоциации, вот! Спасибо Андрюша за понимание, в любое время звони! Обниманто! Здоровья твоей маме! – тихий гудок оповестил об окончании работы телефона. Гена растворился в закоулках огромного эфира, продолжая качать деньги с чужих пороков и слабостей. Андрей подошел к окну и снова начал думать о своей жизни в чужих пространствах, сверяя мысли и поступки.

Перед его глазами в далеком мамином доме стояла обложка книги Герцена ,,Былое и думы,, Глядя сквозь темный вечерний город, сливая световые пятна окон, он думал о своем былом. Андрей был счастлив, что мог мыслить в тишине кабинета на тему Института собственных врагов, взращённых на ниве этого офиса. Он был счастлив сейчас в своем высотном одиночестве, посетившим эту комнату. Он знал, что очень скоро, уже через несколько минут, Лена скажет, что снова кто-то пришел и кому-то что-то будет нужно. И начнется путаница обыкновенной паутины и узоров Оренбургских пуховых платков, отроется дверь, и как всеми дверьми в мире будет порожден сквозняк чужого прихода. А пока он стоял у широкого окна уже замечая черточки воды, падающие сверху под углом и стекающие вниз, где-то на окраине горизонта мелькнула молния, кому-то нужно было шуметь и освещать нижний мир, напоминая ему о том, что он совсем не главный на этой планете. Андрей сопоставлял поступки бывшего проходимого знакомца Свуратовского и его странную, закономерную смерть, к которой он шел, насыщая себя ненужными вещами и иллюзией управления судьбой в воздушной среде. Он сопоставлял его физическую смерть со смертью духовной, которой он умер еще при жизни, постоянно ковыряясь в носу и не замечая этого. Привезти из Эмиратов коня за миллион долларов, поселить его под Москвой, чтобы на первой же конной прогулке упасть и сломать себе позвоночник! Браво миру идиотов! Какая мудрая закономерность, какая коллекционная смерть, сколько пронзительного намека в этом для остальных. Аве Мария! Андрей вспоминал, как Фонд выпрашивал у Свуратовского деньги на Новогодние праздники для четырех детских домов. И как этот повелитель информационных полей, воюя пальцем с волосами в носу, кричал во все отравленное ложью горло - ,, Я не сладкий! Я не рожал четыре дома детей- идиотов!,, Его услышали там, поставив галочку на полях напротив его блудливой фамилии. Затем вырвали листок и отправили по почте туда, где ставят штампы справедливости, согласованные с настоящим Хозяином Мира, которому не нужно 11 мерседесов и арабских лошадей. Ему было всего сорок один! Сорок один раз эта планета прокатила его вокруг Солнца. Сорок одно лето полное солнца и бесполезных шансов что-то сделать для земли! Но он воровал ее недра и ставил подписи вместо Хозяина Неба. Мудрый намек для людей в черном, молчащих на кладбище возле инкрустированного гроба! Какая дьявольская чушь! Сколько бесов живут в их грудной клетке, питаясь утренним кофе, круассанами, красными яйцами рыб и утренней ложью вчерашних оттенков. Похоронный тамада- идиот, перепутавший имя покойного, сглатывал сухую слюну после спиртовых полосканий, и не мог сказать ничего внятного, потому что где-то рядом стояла справедливость, внимательно наблюдавшая за обрядами глупых людей, укравших все! Кто-то стоял у дырки в земле и тихо обсуждал карамельный цвет обивки салона, кто-то жевал результаты американских заводов, прослушивая аннотации слов о покойнике. Там было не грустно, там было безразлично, и маленькая группа бывших знакомых была похожа на говорящие крошки на ресторанной тарелке с инвентарным номером на дне. Все знали глупость конца и мудрость Творца, жизнь покойника была запаролена свыше в назидание стоявшим. Но всем хотелось кофе, уюта, виски и подальше от засыпанных чужих дыр в земле. Это же чужие дыры, без малейшего намека на свои.

Андрею хотелось на Марс в тишину аллей, которых никто не видел, где эхо никогда не возвращается, утопая в вертикальных песках тишины. Он решал, что ему делать с огромным контрактом, на карту было поставлено все, даже больше, чем все. От его анализа зависел завтрашний день и все последующие дни его жизни. Поэтому он вызвал к себе Златоуста, человека, который умел убеждать, видеть, не ошибаться и выбирать единственный правильный путь, среди густых асфальтных распутий, похожих на черточки смертельных штрих кодов. Вся современная жизнь, напоминала штрих код с жирными и тонкими палочками, цифрами и магнитными барьерами для других магнитных барьеров. Андрей понимал, что в новом контракте он мел дело с людьми, для которых голубое небо всегда было вредно для глаз! Решать нужно было немедленно, решать остаток жизни, обойдя минные поля, обильно засеянные металлическими ошибками с плакатами ,, Добро Пожаловать!,,

- Андрей Борисович! Снизу доложили, что к вам Лиза! – раздался судьбоносный сигнал. – Андрей Борисович, уже давно мой рабочий день… - продолжила   секретарь.

- Лена! Спускайся, мой шофер отвезет тебя в Фили, не волнуйся, завтра в девять ты на работе.  Лизавету пусть пропустят! – ответил Андрей и глубоко вздохнул с облегчением, взглянув на часы. Он знал мотив чужой мелодии, нотную тетрадь и даже дирижеров за кулисами, он был готов к дисгармонии чужих требований. К нему шла его уже бывшая Лунница, планета безразличия матового света и требований исполнений всех желаний. С ней он никогда не ел пирожков и вкусных салатов, он не знал ее кулинарных изобретений и каминных уютов, чистых полотенец и искренних слов, с ней он ощущал себя прищепкой на дорогих мокрых джинсах. Андрей был снова счастлив, она понятия не имела, что у него в голове и какими категориями он собирает урожаи пшеницы и строит мысленные небоскребы. Они были чужими встречными пылинками в мире пылесосов и мокрых тряпок. Пришло время собирать разбросанные псевдо жемчуга вместо камней. ,, Во всем, что со мной происходит, виноват только я сам, так правдивей и легче воспринимать происходящее и делать выводы! За работу, парень! Расхлебывай сам! ,, - признался он себе и сел в кресло за стол. Там за дверью звякнул японский лифт, открыв массивные двери и по мрамору забарабанили игольчатые каблуки, оповещая мир о своей пустой исключительности, завоеваниях чужих крепостей и демонстрации дорогих знаков за боевые заслуги перед кем-то. Эхо каблуков сливалось с секундными стрелками коридорных часов, но потом стрелки ушли вперед, имея постоянную константу в отличие от каблучных ударов, управляемых головным мозгом владелицы туфель. Андрей выхватил слово ,,демонстрация,, и стал его крутить во все стороны, он остановился на варианте ,, Демон,, страция…, прострация…, кастрация…, демон…,, Азарт выбросил мысли навевающие унынье и поставил глаза на бутылку виски в угловом серванте. ,, Не-а! Виски потом! После победы! ,, Стук притих, посетительница ступила на ковер в центре приемной и звуки ее присутствия стерлись. Дверь быстро отворилась, и бесцветная молния ударила где-то рядом, оглушая воздух за окнами.

- Дай мне выпить, чебурашка! – бросила Лиза, не поздоровавшись, и плюхнулась в кожаный диван. Самолет ее тела добрался до станции необходимой дозаправки.

- Не могу, я занят! – бросил Андрей, перелистывая десятую страницу Драфт Контракта.

- Занят? Уже ночь, сколько можно работать? Ты такой скучный. От работы кони дохнут. Дай выпить, хомячок!

- Не кони дохнут, а те, кто на конях!

- А, ты про Свуратовского и его лошадку? Ты слышал, что его Егоза с секретарем уже коняшку –то продали! Вот суки, а! Не успел хозяин сломать себе башку и покинуть этот гребаный мирок, как они уже на этом заработали. Говорят, когда покупатель увидел документы на лошадку, сразу предложил полтора желтых. Егоза стала орать, что он издевается, что конь единственный в мире и попросила 3 желтых, он дал 2. Во, уроды! Дай выпить, мужчина! – скороговоркой выдала Лиза, сняла туфли на высоких мокрых каблуках и забралась на диван с ногами, специально демонстрируя черные узоры широких резинок и отрезки голых ног возле края кожаной юбки.

- Я занят! – сухо бросил Андрей, бессмысленно вычитывая одиннадцатую страницу контракта.

- Занят, занят! Не вежливый ты какой-то. Короче, Андрэ, я по делу пришла. Оторвись и послушай! – Лиза открыла угловой сервант, достала черную бутылку ,, Купалини,, и широкий фужер, похожий на стеклянное ведро.

- Излагай!

- Анципович меня слушал сегодня! Слушал холодно, не внимательно, делал замечания. Затем его кукла шепнула ему, чей я друг и этот старый казлище, сразу переменился. Нашел берега и пошел расхваливать меня на все лады!

- Друг? А чей это ты друг? – спросил Андрей, не отрываясь от бумаг.

- Ну чей, чей, твой, чей же еще! – возмутилась Лиза. - Как это Большая Медведица и без Медведя, это же нонсенс!

- Прости! Это что, ты сказала?

- Это нонсенс! – ответила Лиза и влила в себя коньяк, причмокнув губами и закрыв глаза.

- А, нонсенс! Ну и что дальше?

 - А то и дальше! Анципович, старая сволочь, сразу, как-то поменялся, воспарил на лице и задал вопрос, есть ли деньги на сьемку клипа…, ну там, где я буду петь, и если деньги на выпуск первого альбома, который его свора мне напишет? Представляешь? Я буду сниматься почти голой на шелковых простынях в связках роз и орхидей, меня будут засыпать хризантемами и обливать теплой водой…

- Почему теплой? Не мешало бы и холодной поддать! Конечно я все представляю, это же Анципович, мудрый, великий и ужасный понтарь, умеющий вынимать чужие деньги с чужих лоховских счетов, разъезжая на самокате по ушам собеседника! – съязвил Андрей, явно ощутив прилив дикого удовольствия от услышанной дури высочайшего качества и высоты.

- Денег дашь? – срывалась в открытой злобе Лиза.

- Нет, не дам! – так же быстро отреагировал Андрей, потрогав ухо и убедившись, что там ничего не висит.

- Ну ты что с ума сошел? Это же для меня, я петь хочу! – с капризными нотами никогда не битого ребенка промямлила Лиза и влила в себя еще коньяку. Затем она наполнила еще и стала маникюром выбивать по стеклу какую-то мелодию, издалека напоминающую похоронный марш давно умершего и похороненного Фредерика Шопена.

- В том то и дело, я не дам денег именно по той причине, что не сошел с ума!

- Ну котик, ну ты что, это же я, это же для меня! Ну, котик! – продолжала бомбить похоронку Лиза облизывая губы языком.

- Я давно не котик, не хомячок, не суслик и не шизофреник Чебурашка, я Точеный Андрей Борисович! Меня точить не надо, я уже точеный и острый! Ты это понимаешь? Ответ короткий, денег не дам. Хочешь петь, пой, в ванной, на кухне, на площадях и весях, в переходах ночных туннелей, для людей, которые будут тебя слушать или не слушать, пой для божьих коровок или болотных лилий, наконец! Это аксиома!

- Ты плохой! – насупилась Лиза, зло выпятив нужную губу и внезапно прекратив трогать рюмку с коньяком.

- Это еще цветочки! Ты не знаешь насколько я плохой с сегодняшнего дня! – бросил Андрей, снова не отрываясь от бумаг.

- Не поняла, поясни! – уже зло и с предчувствием большой катастрофы, спросила Лиза, шмыгнув носом воздух без кокаина.

- Я женюсь! – с превеликим удовольствием сказал хозяин кабинета и тоже шмыгнул носом воздух без кокаина.

- Что? – с трезвой осторожностью прозвучал вопрос номер один всех грамматик мира. За окном сверкнуло еще ближе, осветив небо и странный земной мирок. Через три секунды разошлась громовая канонада, закрывая сигналы сирен. – Ты шутишь?

- Нет не шучу, мы же не в цирке и не на концерте шутников! – Андрей открыл стол, достал красную бархатную коробочку, открыл ее и сверкнул кольцом с алмазом из Северных кимберлитовых труб большой страны.

- Плять! Вот это, сука, булыжник! И на ком! Если не с…

- Нет не секрет! На женщине моей мечты…, женюсь наконец-то, на полной твоей противоположности. Я нашел женщину- настоящий источник силы, а не источник утренних бодунов. Она умеет готовить, прочла тысячу книг, знает в каких войсках я служил и когда, сколько во мне лишнего веса, рост моей мамы и размер ее обуви, ее любимую книгу, мою любимую книгу, сколько шрамов на моей спине, ногах и почему, что я не люблю и что я люблю, - быстро сочинял и вдохновенно врал Андрей. - Список обширен, до Китайского католического рождества хватит перечислять. Ты знаешь только себя, постоянно хочешь денег, критикуешь, что я работаю сутками, добывая эти самые деньги, которые ты тратишь, лазишь черти где и черти с кем, моя жизнь тебе до лампочки и до швейной ниточки, до прошлогодней пробки из- под шампанского, до мусорного ведра с дыркой! Я плачу чужой тетке рукодельнице, чтобы она делала мои любимые макароны с грибами в морковном соусе и с луком на льняном масле! Я плачу ей три года за единственное любимое блюдо с детства. Какая великая проблема научиться делать то, что мне нужно, то, чем я дышу и функционирую, сделать хоть что-то для меня и ради меня! Твоя жизнь, это бессмысленные дни, один за одним отрезанные и оторванные календарные листья, падающие на асфальт, шубы за боевые заслуги, чтобы удивлять всех, золото, чтобы удивлять всех, купальники и остальная дребедень с пятьюдесятью очками и специальными пластмассовыми браслетами для пляжей Бали! Машины, заработанные моими мозгами, авторитет среди столичной своры жадных баюнов и шептунов на понтах, блеск стекла от обыкновенного афериста Шваровски, разговоры ни о чем и дикое презрение, к тем, у кого туфли куплены меньше, чем за 1000 долларов. Это ты потеряла берега и молочные, и кисельные! А они вообще у тебя были, твои личные берега? Ты за рулем, а жрешь коньяк…, для чего? Нагнать градус кайфа? А не много ли кайфа, блуждающая девушка, не много ли претензий к чужой жизни? Я отдал приказ Геннадию – мажордому собрать твои вещи и вызвать такси. Дом уже продан, через три дня он должен быть пуст, я улетаю далеко, последний куплет этой песни закончен, взмах палочкой дирижера и занавес. Без тебя мой мир станет лучше!

Лиза громко молчала, безнадежно разглядывая его лицо. Коньячные пары розовели на молодых щеках, два пальца на левой руке затряслись, и она захотела к маме, как в детстве, когда ее обижали плохие мальчишки во дворе. Страшно захотелось бутерброд с мясом и соленый огурец. Она была странно похожа на портрет Адели Блох Бауэр, та же поза, те же глаза с ложью век и ресниц, все тот же каприз, все те же ловушки для мужских дураков, все та же судьба...

- У тебя снова синдром бай –поло? – с удовольствием спросил Андрей.

- Это что за херь?

- Эта херь, быстрая смена настроений с истерическими проявлениями!

- Ты с ней спал? - неожиданно прозвучал нелепый вопрос.

- Нет! – сказал правду Андрей.

- Ты что, дурак? - с удовольствием спросила Лиза, наслаждаясь словом ,, дурак,,

- Я дорожу ею и хочу восхититься первым прикосновением в первую брачную ночь, как это делалось в благородных семействах, а не по схеме бегущих по чужим счетам в никуда! Я обожаю ,, Сагу о Форсайтах,,

- Это, что за дрянь? – зло спросила Лиза и налила еще больше коньяку.

- Фак! Это просто Джон Голсуорси, прочти. Вместо тупых попоек с подружками и лазанья по магазинам, прочти хоть одну страницу любого текста, даже на календаре прочитай ,, завтра наступит зима,, или ,, лошади любят овес и яблоки,,  Не унижай себя не знанием классики, она нужна еще с молодости, чтобы понимать, чем дышат совсем другие люди. Твой дух не должен пахнуть алкоголем, он должен быть свободным от искусственной земной зависимости!

- Сука ты, Точеный! – промолвила Лиза, надевая туфли.

- Вполне в твоем стиле, чудь белоглазая и очень предсказуемая! Я не могу снизойти и назвать тебя тупой коровой, потому что я воспитанный человек, поэтому ругательства с моей стороны не жди! – равнодушно ответил Андрей и отложил бумаги в сторону. – Тебе нужно тренировать свою ненависть, потому что больше тренировать нечего! Ты девушка кошко подобная, потребитель свежего молока, не распознающая дорогу, по которой ползешь, так делают Устрицы по гороскопу с глазами из стекла.

- Белебердист! Приползешь еще на коленях, измазанных макаронами! Чтоб ты сдох, философ хренов! – зло бросила Лиза и слегка качаясь вышла из кабинета! – Я тебе еще покажу, гад! Ты у меня попляшешь, гребаный отшельник, я на тебя потратила столько времени, сука! – неслось из приемной.

- Не ты тратила время, а время тратило тебя! Читай классику, по русской литературе тебе двойка! – тихо засвидетельствовал Андрей. - Охрана! – произнес он в селектор.

- Да! Андрей Борисович! – быстро откликнулся серьезный мужской голос.

- Сейчас выйдет та же девушка из лифта, она пьяна, за руль не пускать, ключи от джипа отобрать вместе с документами, это машина не ее. Вызвать такси, усадить, отправить, куда захочет! Спасибо!

- Все сделаем Андрей Борисович!

- Когда отправите, перезвоните мне!

- Так точно, доложу! – ответил мужчина.

- Спасибо! – уже тихо ответил Андрей.

  В кабинет вернулась тишина, пропитанная сладким запахом ее духов. Ароматный шлейф, брошенный на произвол молекулярной судьбы, висел в воздухе кабинета в районе двери и дивана. Тринадцать капель от мокрых каблуков посетительницы без метлы, тихо лежали на полу возле стыка мощных кафельных плит. В сумме, от позднего визита ухоженной женщины в кабинет Андрея остались капли дождя, каблучная грязь, коньячный пар, стоячие в воздухе бантики дорогого французского аромата и вмятый в центре диван, медленно поправляющий свой помятый кожаный позвоночник. Стук туфель исчез возле лифта и тихий звонок оповестил о закрытии дверей и уходе кабинки вниз. Он поймал себя на мысли, что нужно вздохнуть и выдохнуть с облегчением, но он знал, что это еще не конец, это только начало большого нытья и заживаний послеоперационных швов. Сидя за столом и глядя в закрытую дверь, Андрей чувствовал просветление и освобождение от ядовитого крысиного коктейля, который он долго пил и наконец вылил на пол. ,, Ты выпрямил свое время!,, кто-то кричал внутри. Человек, который приедет через десять минут, говорил ему - ,, …чтобы набрать высоту, нужно сбрасывать все лишнее, сбрасывать быстро и взвешенно, не возвращаясь и не оглядываясь…, высоте- лишнее ни к чему!,,  

… мне так больно знать, что нам с тобою не летать…, мне так больно знать… - звучало в голове приятным голосом незнакомой певицы, затем все переиначилось в словах, - … мне так радостно осознавать, что нам с тобою не летать, мне так радостно…

В приемной громко звякнул лифт. И еле слышные мягкие шаги, приблизившись к ковру, быстро растворились в тишине. Дверь открылась и в нее вошел человек с маленькой седой бородкой на подбородке. Он был одет в серый костюм, черный батник под горло и черные туфли с отливом. Он улыбался и блестел седыми волосами на висках.

- Привет Андрей! – сказал он. Хозяин кабинета вышел из-за стола и прошел в центр кабинета, явно обрадовавшись гостю. Они крепко пожали друг другу руки.

- Здравствуйте, уважаемый! Я вас ждал! – ответил Андрей.

- Извини, я опоздал почти на две минуты. Это небольшой фокус от времени, которое я случайно выронил из орбиты. А скажи мне, почему у тебя на ковре, справа от меня, лежит шприц с остатками какой - то розоватой жидкости внутри? Я думаю здесь был доктор совсем недавно, твои уколы героином, я отрицаю сразу и навсегда. Это доктор, который наследил. Нехорошо! – быстро сказал посетитель и, подняв шприц, бросил его в пустое ведро в ванной.

- Вы как всегда правы, это доктор оставил следы! – виновато ответил Андрей.

- Проехали! Это издержки чужих секретов и движений. Нам нужно многое обсудить и дать твоему уму шансы сделать выбор, поэтому не будем терять время, хотя над этой фразой само время всегда смеется до слез! Итак, у тебя завтра в полдень судьбоносное совещание на нем будут присутствовать трое твоих начальников отделов и хитрые люди, предлагающие тебе сладкий контракт с завышенной прибылью. Я поработал у тебя в офисе три дня, многое увидел, сделал выводы, сейчас обоснуем твой завтрашний день. Я буду повествовать медленно с паузами, чтобы ты успевал за логикой и реальными фактами. Я снял одежду с твоих начальников отделов и подаю тебе их внутренние миры и желания, о которых ты ничего не знаешь и не подозревал. Все будет обоснованно с расшифровкой определенных действий, в которые я буду медленно тебя посвящать. Андрей! Мало кто задумывается над уровнем чести собеседника, над его тайными мыслями, сидя напротив все понимают, что это тайна за десятью печатями. Я приведу тебе пример, так называемого -,, третьего мнения,, которого нет ни до, ни после, которое есть в голове. Это тонкие проверки любого человека, и они рисуют сразу, не отходя от барьера, истинную направленность любого твоего собеседника. Эксперимент старый, времен оформления разведки, времен оформления тонких провокаций для истинного понимания человека, с которого нужно считывать будущие наклонности. Таких тонких экспериментов много, вот один из них.

- Я слушаю очень внимательно!

- Еще бы! Это очевидно по всем параметрам. Итак, ты куришь, не важно курит ли твой собеседник, главное, что куришь ты, даже временно, для главного эксперимента ты обязан курить. Твой выход следующий - ты в беседе, не переставая говорить, берешь в рот сигарету не фильтром, а противоположной стороной, это сразу же увидит любой твой собеседник. После того, как он увидел, что сейчас твоя рука с зажигалкой будет поджигать фильтр, а не табак, он загоняет себя на распутье двух выборов и проявляет себя на 100%. Первый – он моментально, эмоционально и волнуясь предупредит тебя, что ты взял сигарету в рот неправильно. Такой индивидуум экзамен сдал сразу. Второй вариант – ты знаешь, и он знает, что сигарета во рту лежит неправильно. Он молчит, он ждет развития событий, он предвкушает, как горячий фильтр выбросит смолу тебе в рот, он ждет твою ошибку, это его избранный путь, это его сущность!

- И что дальше, я должен поджигать фильтр и вдыхать пары сожжённой бумаги? – спросил Андрей.

- Нет, все намного тоньше и неожиданней. Ты не перестаешь говорить, зная, что он видел твою ошибку и не предупредил, ты даешь ему пять секунд, затем обязательно чиркаешь зажигалкой и прежде чем прикурить, быстро берешь сигарету пальцами и вставляешь фильтр в губы, внимательно рассматривая глаза собеседника. Именно этот момент и есть то самое время откровения, реальный переход от неизвестности в прозрачность его персоны! Поверь мне, через этот мягкий экзамен я фильтровал множество народа и делал самый главный вывод, что все те, кто не предупредил, оказались людьми низменных поступков и низкого мышления, совершенно не осознающие этот мир, как конкурентоспособный. Повторяю, что таких мягких и совершенно незаметных экзаменов в моем арсенале сотни и ни один пример не является клише. Любой мой эксперимент тихой силы, подготавливает мягкое самоубийство собеседника, который в реальной жизни проявил себя не наполнителем событий, а деструктором. С него сорвана маска задолго до того, как он это заметит. Представляешь себе, он думает, что маска на лице, а ее уже давно там нет, она на полу в осколках! Это понятно?

- В Абсолюте понятно!

- Таким образом, вызывая человека на поступок, мы получаем главную направляющую в понятии, кто сидит перед нами, что можно от него ожидать, как он подает себя для нас, что он хочет на самом деле, а не на словах, бушующих в голове различными хитросплетениями. Это и есть третье мнение для тех, кто половину себя держит в тени и уверен, что он умней, хитрей и способней. Пример следующий. Тебе знакомо состояние, когда к тебе в дружбу лезет человек? Каждый день оказывая какую-то любезность, навязываясь косвенно или откровенно. Так было и со мной. Он стоял на балконе многоэтажного дома и курил, я вышел из подъезда и поздоровался с ним, задрав голову на четвертый этаж, а затем, обыкновенно положил на крышу машины красную пустую папку, поправляя пиджак, открывая дверь и забрасывая внутрь сумку с материалами на одну омерзительную компанию. Затем я сажусь в машину, закрывая дверь, открываю окно и тихо сижу, давая человеку на балконе ровно пять секунд, окликнуть меня и указать на забытую папку на крыше автомобиля.

- Я догадываюсь, что было дальше, он промолчал!

- Ха! Совершенно верно, он промолчал! Его внутренний мир проявился в поступке против меня. Это, между прочим, даже не подноготная правда и не сермяжная, это уже не правда- это истина, которую ищут в вине, а она в обыкновенных качественных поступках. Чтобы тебе было понятно, запоминай следующее: когда ты заходишь в любой магазин или помещение и там нет коврика при входе, ни летом, ни зимой, ни осенью, а так бывает, ты стань у входа и шумно вытирай ноги о голый кафель или пол. Смотри, что будут делать продавцы, не занятые клиентами. Они будут смотреть на твою имитацию вытирания ног и многим из них уже будет стыдно, что в магазине нет коврика. Результат мягкой силы: ты заставил людей испытывать чувство, думать о тебе и наблюдать за тобой. Теперь вопрос, сколько людей задумывается над своим поведением среди снующего народа? Единицы? Нет, меньше, чем единицы, возможно каждый стотысячный, а почему? Да потому, что люди живут в механике своих ординарных движений и действий. Вот тебе и клише, вот тебе и стандарт. Если утром возле лавочки все заплевано семечковой шелухой, ты можешь сделать вывод сразу, здесь не сидели невоспитанные люди, здесь сидел хаос, который живет рядом с тобой от жратвы до туалета, от дома до работы, от болячки до больницы, от рождения до смерти! Это трагическая кинолента без ответа на вопрос, зачем я жил на белом свете?

- Черт! – вырвалось у Андрея.

- Нет! Выдуманное олицетворение проявлений темной силы, тут не при чем!

- А что же тут при чем?

- Волшебное время раздумий! Я его называю – волшебное время предсмертия, когда ты становишься повелителем собственных чувств, что бывает весьма редко. Для такого состояния нужно думать, очень крепко думать. Например, до моего прихода здесь побывала девушка на высоких каблуках, скорей всего это были туфли, конечно она оставила широкий шлейф запаха ее французских дорогих духов, точно такой запах остался в лифтовой кабине, могу предположить, что она не жалеет эти дорогие духи, потому что их кто-то подарил, когда сама купила бы, так сильно не выплескивала бы на себя такой запах. Возможно даже, что это твой подарок. Далее, она снимала туфли, и сидела на диване с ногами. Она пила коньяк из углового серванта, выпила от трех до четырех бокалов, вот он стоит на журнальном столике с помадой и хорошо видимыми уровнями разных налитий и углубления помады в трех разных местах канвы стекла. Три раза пила- это точно. Она длинноволосая брюнетка, вот волос и его длина. На улице дожди, на полу капли от каблуков, по высоким шпилькам так стекают капли всегда, не накапывая на поверхность, а именно стекая и растекаясь, это характеристика действий физики воды. Вода более или менее чистая, значит девушка приехала на машине, а не шла долго по мостовой. Но дело вовсе не в ней, а в тебе, в твоих раздумьях! Ты стоял у окна, разглядывая дома напротив, это занятие для старух или маленьких детей. Разглядывание, это всегда раздумье для взрослых, глаза ходят по выбранным мозгом точкам, сам же мозг думает о наболевшем и актуальном. Портьера открыта, хотя в вечернее время она всегда у тебя закрыта, чтобы не заглядывали к тебе в кабинет из окон напротив, такая фобия у тебя есть. Недопитый фужер коньяка, весьма аккуратно перелистаны бумаги какого-то контракта, ты его не читал во время разговора с девушкой, ты делал вид, что читаешь! Ты думал, ты принимал решение, ты его принял, ты его озвучил, ты расстался с девушкой навсегда сбросив большой груз своей жизни. Даже не так, ты закончил очередной эпизод в своей жизни и будешь стартовать дальше. В чем я не прав? Только не говори, что ты в шоке, так мелят все, кому не лень и мало кто знает, что такое настоящий шок! Болтуны!

- Я просто раздавлен вашей логикой! Это немыслимо! – ответил Андрей с удивленным лицом.

- Это все мыслимо, если смотреть на мир открытыми глазами, а не полусонным автоматическим взглядом. Я надеюсь ты предупредил охрану, чтобы ей вызвали такси и забрали ключи от машины, она же пьяна!

- О Боже! Да конечно, я так и сделал! Вы опять в точку!

-  Это не точка- это логика поведения ответственного человека, а не дурака. Ну и хорошо. Боже тут при чем, это правда! – улыбнулся посетитель, дотронувшись до маленькой седой бородки. Итак, господин Андрей Точеный. У вас завтра в полдень здесь в кабинете подписание контракта на огромную сумму, который будет вести троица ваших подчиненных, она же Тринити. Троица- это всегда хорошо, это один- мозг, другой- сомнения, третий –неверующий. Не угодно ли вам ознакомиться с истинными поступками ваших подчиненных, которые я изучал в течение трех дней, находясь в офисе в виде какого-то там менеджера дружественной фирмы поставщика?

- Еще как хочется? Я же на карту ставлю все, – ответил Андрей, - хотите коньяка?

- Я не пью совсем, мне не нужно, потому что я мыслю иначе, чем все, кто пьет и это отдельная тема! – ответил посетитель и уселся удобней в глубоком кресле, поменяв позу. Когда ты на карту ставишь все, ты должен знать, что иногда и часто, есть несоответствие карты и территории, потому что геодезия и картография, это концы одной палки, которые никогда не могут дотронуться друг до друга. То, что я расскажу может в некоторых местах показаться качественной ахинеей, но это всегда так для людей не сведущих, не знающих и думающих, что они познали все и вся. Такой народ я разочаровываю сразу, такой народ стоит на месте пол жизни и не в состоянии заглянуть в глубину зеркала, где кто-то сидит и смотрит оттуда. Итак, персонаж номер один - Кильчицкая Алла Ивановна ваш заместитель, имеющий доступ к трем из пяти счетов, знающая почти все о контракте и желающая вести контракт на определенном этапе трансакций. Женщина одинокая, озлобленная собственной тишиной, живущая в одиночестве с кошкой в огромной квартире элитного дома. Еженедельно посещающая салоны коррекции и красоты. Изучающая журналы с предложениями от таких салонов, ищущая панацею к возвращению былой молодости. Кипа таких журналов лежит у нее в столе и на столе в отдельном кабинете, на полках и на диванчике. Это ее идея фикс, которая сразу мне понравилась. Я стал выстраивать ее образ. То, что не существует никакого Бальзаковского возраста у женщин, я понял очень давно. Это клише, один что-то подметил, сформулировал и сказал, миллион подхватили, а ты знаешь, что я враг любому клише. Ей 51, но она всегда говорит, что ей сорок три! Ложь для людей ради иллюзии правды для себя, это футуризм мышления и слабости. Идеальная позиция, неплохая игра одного актера, дикий внутренний рыд, потому что женщины все мнительные от Эгесихоры до Маргарет Тетчер. Они мнительные и умеют накачать себя сказками темных лесов и повествований, сказками, которых нет в библиотеках мира, и которые никто, никогда не писал. Не зря же говорят, что ничего не есть так плохо или так хорошо, как надумывают себе люди. Мужчины о своей старости думают совсем не так трагично, как женщины, потому что для женщин, это закат какого-то быстрого солнца, а для мужчин, это куча времени, чтобы ловить рыбу и жрать пиво на диване перед телевизионной помойкой чужих мнений. Два иллюзорных тупика расходятся навсегда, терпя друг друга в маленьких квартирах. Но одиночество - это песня совсем другая, это невозможность ругаться с человеком по ту сторону кровати и кухни, это чайник в закрытой крышкой, в котором пар собирается годами и проситься наружу. Чтобы понимать многое мне всегда нужно три часа провести где-то рядом с человеком. С Кильчицкой я провел около трех часов рядом за последние три дня. Не секрет, что ее использовал очередной альфонс, немного обогатился и, убедившись, что дальше на лугу растут одни проблемные чертополохи, амбиции и запреты, быстро исчез, заставив ее слегка страдать и немного плакать. Я не зря начал из далека, чтобы ты Андрей хорошо понимал мотивацию будущих поступков, когда нет мотивации, человек есть амеба в жизненном киселе. Есть мотивация, это уже начало любых проблем. Это закон существования хаоса, из которого состоит жизнь всех. Далее, после того, как ее бросил очередной проходящий поезд, она, конечно же стала бороться с депрессией ординарными способами, а именно- изысканный алкоголь. Потому что она, никогда не кокаинила, не курила канабис, не героинила, не ватиканила, уходя в молитвы и самобичевания под ночными рубашками и насыщая себя религиозными терминами. Она просто элегантно жрала виски и тыкилу на большой кухне, слезно изливая душу своей подружке, которая часто встречает ее у выхода из здания и они заседают в модном кафе ,, Дырка от бублика,, Судя по моим наблюдениям со стороны я могу смело сказать, что она бисексуалка и эта подружка для нее больше чем человек, это еще и ночной тренажер- эскимо для потных вздохов, облизываний, визгов и рычаний. В таком возрасте, как у нее, она многое знает о любви, тем более её теневую сторону, которая существует не для всех, любовь, которая промчалась мимо, верхом на ветрах стареющих перемен. Странный журнальчик лежал у нее на столе последние пять дней. Начнем с того, что он лежал по- особенному, приспособленный для углового взгляда на экран компа и картинку журнала. Подумаешь, скажет любой, миллионы журналов лежат перед экранами компов в миллионах офисов. Именно поэтому люди и думают, что они умницы, хотя умницами там и не пахнет, они больны распространенной болезнью- много знанием малопонимающих! Журнал был с рекламой дорогой недвижимости на Бали. Допустим, что у нее есть деньги купить домик в дальней прибрежной стране, но дело в том, что домиком, эти виллы не назовешь, они стоят от 5 до 8 миллионов долларов! Я наводил справки. Теперь слушай еще внимательней! Тебе не кажется, что она совсем другого пола, чем товарищ Александр Иванович Корейко, тихо грабивший эшелоны с продовольствием во времена коммуняцкого хаоса, голода и эпидемий тифа? Она женщина брошенная, на пике смысловых форм и воображений, без Оноре де Бальзака и его классификаций женского яда. Смысловая форма уже не стоит на тормозах, не те времена, а уже временна брать все, что не взяла раньше. На своем молекулярном уровне я уже третий день слышу, как от нее пахнет тихим созревшим крокодилом, как от бывшей рабыни из Ауры! Она на балансе страха и своих желаний, ей все уже надоело, и она готовит сюрприз прежде всего для себя. Ты никогда не задавал себе вопрос, почему в твоем заполненном зале для заседаний царит пустота? Там же нет людей, наполненных мыслями о тебе и твоих рабочих проектах. Они все заполнены собой, в том числе и Кильчицкая. Любое твое заседание, на котором я присутствовал семь раз, это семь нот, которые не звучат в музыке, а живут отдельно в чьих-то нотных тетрадях. Я так вижу мир, я его чувствую, зная, куда он ведет всех благодаря выгоде и страху. Поехали дальше. Я рассказал тебе о небольших фокусах с поступками людей, которые вызываются мною искусственно, потому что поступки, это именно то, что вскрывает внутреннюю сущность людей, вопреки красноречию. От Цицерона и Демосфена до Ульянова и Гебельса – это было весьма убедительное красноречие, побуждающее других на мерзкие поступки, грабить, убивать и быть оправданными во имя какой-то идеи, номер 983! Сколько было этих идей всеобщего помешательства, миллион, два, три? Важны не слова, а важны поступки! Это именно то, чем я вскрываю закрытые подвалы чужих душ. Недавно меня нанял один человек вымыть его офис от тайной скверны в лице его работников. За пять дней, проверив тридцать семь человек, я обнаружил только двоих, способных выполнять задачу с забытой фразой ,, на совесть,,! Я отрабатывал одного очень красноречивого человека на высокой должности в Государственной Думе, который за три недели попался на двадцати элементарных провокациях и показал самый низкий результат совести, самосознания и соответствия себя в задачах. Это был жирный кусок мяса, приспособленный к передвижению, телефонным разговорам и частого принятия пищи, то есть полный войд. Я оставил на стуле в кабинете у Кильчицкой дамскую сумочку, которую купил и наполнил всякой женской чушью, от носового платка со следами помады, до дорогого брасматика и одной золотой сережки. Это был обыкновенный пошловатый подброс из опыта давнего прошлого. И что ты думаешь, она бегала по офису и кричала чья сумочка, дабы восстановить справедливость? Ничего подобного, она спрятала ее в шкаф и по истечении третьего дня, бросив в черный пакет, вынесла в машину и увезла домой. Это и есть тот самый главный поступок: тихий, обязательно продуманный, радостный для нее, мало объяснимый с точки зрения нормы. Хотя норма –это весьма редкие люди, которых я ищу всю свою жизнь и нахожу очень мало. Но маленький эксперимент с подбросами денег, сумочек, провокации с сигаретами и так далее, это только начальный этап выявлений сущности из 12 видов глубоких проверок, которыми можно оголить сущность кого хочешь, а они не будут даже догадываться. На Кильчицкой я дошел всего лишь до второго уровня и уже не имело смысла проверять дальше, она показала себя скрытной и липко- грязной женщиной, которая очень ждет начала сладкого дня контракта для осуществления ею задуманного. Завтра в полдень, когда все соберутся в кабинете заседаний, я буду там присутствовать тоже и верну ее иллюзорный кораблик с полета на Марс на пол пути. Сейчас, где-то в далекой большой квартире, она стоит перед зеркалом и сдирает французскую питательную маску с лица, ожидая завтрашний день, когда включиться ее план по отводу твоих денег неизвестно куда. Это ее мир, это ее жизнь, драматургию которой она написала сама! Так тому и быть сегодня в ее голове, но не завтра наяву! Это Аминь, номер раз!

- Мне становиться страшновато, я работал с таким тайным цирком пять лет? – спросил Андрей.

- Так точно, эскулапами в твоих стенах не пахнет. Не забывай гранитную надпись, на одной могиле знаменитого человека в Лондоне. Там сказано -,, Человек приносит не только проблему, но и ее решение!,, Ничему не удивляйся, ты же имеешь дело не с людьми света, а с божьим пластилином, которого лепят не только руки всевышнего, но и еще чьи-то руки. Добро пожаловать в реал! Как ты мог о ней что-то знать, если у тебя голова забита цифрами и сделками, тебе ли до бихевиатристики, тонкой психологии, физиономистики и профайлереству? Штатного начальника тонкой охраны у тебя нет, а если бы и был, то сидел бы в кабинете и играл в тетрис, иногда рассказывая, как он хитер, велик и проницателен. Это все мы уже проходили. Работать, если это можно назвать работой, с Кильчицкой было не очень сложно, хотя я всегда к женщинам отношусь более тщательно, чем к мужчинам. Мои уникальные учителя всегда повторяли мне, мальчики в детстве играют в кубики, солдатики и машинки, а девочки в отношения! Вот именно! Это и есть подготовка к будущей жизни с самого раннего детства. Какие к чертовой матери машинки, когда конфигурации и хитросплетения отношений с куклами, да еще и вслух, олицетворяют новые и старые моделирования поведения мамы, бабушки, сестры или тети! Это же детский Оксфорд и Кембридж, это подготовка в жизни на самой ранней стадии, когда будущий муж одногодка, вытирает сопли, писает в постель и издает жужжащие звуки ртом, выводя самолетик над кухонным столом, а в это время, маленькая девочка читает лекцию о поведении своей кукле с нотами будущих побед над мужчиной! Разницу улавливаешь? И это все происходит с огромной временной форой, чтобы поздно очнуться и смотреть на девочек, будущих обладательниц завлекающих тел, возбуждающих фантазию для улаживания в постель, обнюхиваний и облизываний! Все женщины, как бывшие игровые драматурги своих кукольных судеб, готовы к жизни намного тщательней, чем мужики, желающие стрельнуть из ружья и нарезать мясо крутым клинком. Разные полюса, разное мышления, разные задачи, пересекающиеся в постели и под одной крышей жизни, когда детские уроки наезда на кукол трансформируются на живущего рядом мужчину. Мышление Кильчицкой было не очень вычурным, она живет для себя, в себе, и плевать хотела на осторожность в мире шелково-блестящих пауков и хитросплетений чужих судеб. Поэтому мне было не сложно расплести ее паутину на шпагатные веревки. Далее немного быстрей. Она ходит на каблуках всегда и везде, это скорей уже привычка, чем дань моде, но это привычка, работающая на впечатление со стороны, а не для удобства своих стоп, она горит еще огоньком производить впечатление на окружающих. Стать держит искусственно до боли в позвоночнике, курит сигареты нервно и очень часто, ее слабое место, это морщины под глазами, там настоящая арифметическая сетка, прикрытая массой разных очков. Самое главное, Кильчицкая тушит окурки не убивая их, а давая им агонизировать и еще дымиться в среде людей, которые вовсе не курят, в том числе и в твоем присутствии. Она не может не знать, что ты не куришь, но мой совет разрешить курить всем на совещаниях, и дал реальные результаты подсознания всем курящим. Ей плевать на состояние окружающих, ей не до этого, она поэтесса без стихов, она идет своей дорогой, мягко подбираясь к большому торту. Фасон ее кофт, это обязательные пуговицы, расстегнутые на груди, чтобы создать целевой указатель для нужных глаз, это на уровне каменного века, чисто женская уловка номер пятьдесят девять. Она может одеваться как хочет, хоть ходить голой, но это дополняет ее образ одиночества и готовности к действию. Я искал ее мотивы, и я их нашел. Если углубиться в лицо, то сама жизнь всегда откладывается на лице. Это никуда не денешь, это истина в первом чтении, это закон божий, который никто до сих пор не заметил. Покажи мне любое лицо, и я прочитаю сорок процентов скрытой информации всегда, вплоть до глубоких болезней печени по углу роста ресниц. Суетливость в глазах, последние разговоры о контракте, глубокие видимые зглатывания при озвучивании цифр и еще множество фактов ее специальной готовности к решающему рывку собственной жизни. Я усердно смотрел на нее на всех совещаниях, я не ошибаюсь с таким визуальным типом женщины. Она стоит лицом к своему прошлому, но и к будущему, тоже лицом, а так не бывает, этот двуликий Янус не работает для построения завтрашнего дня! Что касается ее вербального анализа, что является очень существенной частью любой личности, потому что все сказанное- это приветы из глубин анализа, мышления, своего мира и нейронных взрывов, то я хочу отметить у нее странную фразу, касательно твоего огромного контракта - ,, очень кушать хоцца!,, Это что за херь от бабы с огромной зарплатой? Куда уж более красноречивей внутреннее состояние женщины в предвкушении новой жизни. Это кому хочется кушать, человеку у которого своя двухэтажная квартира 180 квадратных метров, Лексус с Джипом и часы Ван дер Буведэ в бриллиантах, не считая пяти самосвалов заграничных тряпок и двух счетов в Европе? Извращение любого словца доставляет удовольствие произносившему его, это давно аксиома для профессионалов! Нужно только правильно прочитывать с учетом окружающей обстановки. Другой вопрос важный для тебя, ты окружаешь себя людьми и проводишь с ними жизнь для того, чтобы заостриться или затупиться? В составе твоих исполнителей я не видел ни одной личности, которая могла бы принести тебе светлое предложение и рвануть компанию вперед. Я тебе скажу, что в Москве у меня есть богатый заказчик, который прореживает моими мозгами все свои офисы, один раз каждые полгода. Результат на лицо, если раньше там была рутина и лень, сегодня каждый офис выдает по пять дельных предложений для увеличения обслуживания и прибыли компании, там появилась пружина, которой раньше не было. Эту пружину завел я, удалив микробы ржавчины на тусклом металле. Вчера этот ненасытный владелец, видя постоянные результаты работы его офисов, снова позвал меня, чтобы я поработал над персоналом снова и еще кого-то нашел деструктивного. Но я тебе признаюсь, это ведь люди, это чужие судьбы и семьи с детьми, и просто так для результативности, даже если этот человек нахамил мне с перепугу, я никогда грех на душу не возьму и не порекомендую его на увольнение. Я генерирую результат только на высокой проверенной частоте. Меня всегда интересует внутренний, спрятанный мир, который я вызываю наружу мягкой силой. Итак, мой вывод по Кильчицкой – к контракту не подпускать! На совещании я тебе продемонстрирую мягкую силу еще раз и воочию. Такой декоративный погонаж увидишь, что тебе будет не до смеха, а до горкоты горчичной.    

- Я согласен, безусловно! Я не пропускаю ни одного вашего слова! – ответил сосредоточенный Андрей.

Перед тем, как ознакомиться со вторым персонажем твоих начальников, не глубоко, а низко законспирированным человеком с замысловатой фамилией Гервазюк, я хочу тебе кое-что поведать. Один мой знакомый дирижер совсем недавно попросил меня посетить его работу во время консерваторских дней Иоганна Себастьяна Баха. Будучи человеком небесным, растворенным в музыке чужих нот и любящий совершенство во всем, он попросил меня взглянуть со стороны на внешний вид его оркестра во время невероятной музыки гения Баха. Тем более, что они собрались по приглашению в Вену, туда, где музыка живет даже в мусорных баках и водосточных флейтоподобных трубах. Я согласился, конечно, и присел в центре большого зала московской консерватории, дабы внимать, слушать и наслаждаться. Я отметил сразу, что на сцене стоял огромный, как танк черный рояль с правильно открытой крышкой, как будто бы оттуда сейчас же вылезут веселые танкисты в черных комбинезонах. Прямо в центре сцены такое темное пятно с отблесками белых клавиш и маленьким сидением, похожим на средневековую кухонную табуретку. Все музыканты занимали свои места и усаживались поудобней, дабы иметь первоначальный комфорт тела, а потом душ. Я рассматривал их лица, отбеленные музыкальными гармониями с отпечатками гармоничных личностей в жизни. После того, как они успокоились, откашлялись, поправились, взяли правильно смычки и трубы, вышел сам дирижер, похожий на фельдмаршала в черном фраке, сливаясь с цветом рояля. Он взял палочку, открыл толстую нотную тетрадь и тихо что-то сказал нескольким музыкантам, сделав таинственный вид. Те кивнули головами в знак согласия. Они ждали Его- волшебника звуков, Человека, носящего в голове десятки тысяч нотных комбинаций, отмеченных пауз, скорости и невидимых нюансов понимания. Человека не от мира сего, а от мира того! Зал аплодировал…, он вышел с левой стороны сцены, был маленького роста и толстоват, в роскошном фраке, белоснежном обрамлении и лицом напоминал короля Людовика с какой-то цифрой, но именно того, у которого нос был с большой горбинкой. Этот нос состоял из двух частей до горбинки и после. Глаза горели сосредоточением и мыслью. Он шел спокойно, перебирая ногами и почти не размахивая руками. Подойдя к дирижеру маэстро поздоровался с ним кивком, затем повернулся к музыкантам и кивнул так же, и наконец повернулся к залу и поклонился. Святым движением всех пианистов он отбросил края фрака назад и удобно присел на табурет, сразу же выставив правую ногу вперед возле педали. Я обрадовался, что пианист вышел не в коротких носках, а в длинных и при вытягивании ноги, не было видно голого тела между краем носка и штаниной, что всегда портит восприятие. Затем наступили святые тридцать секунд, когда идет настрой на произведение. Пианист приподнял голову вверх, закрыл глаза и ушел в мир невидимых никому нот. Небесные ворота открывались и сам великий немец Иоганн, скрипнул сидением где-то в зале. Дирижер ждал сигнала, волшебные листки на пюпитрах были открыты, все ждали маэстро. Он опустил голову, быстро встретился взглядом с дирижером. Фельдмаршал резко поднял сразу две руки на уровень плеч и посмотрел на оркестр. Полилась музыка. Там было множество скрипачей, и с уровня зала их смычки на подъеме вверх и на опускании вниз, напоминали копья слаженного легиона, идущего на врага. Правая рука пианиста летала по клавишам отблескивая бриллиантовой запонкой. Эта маленькая звездочка из кимберлитовых труб, показывала всем, как летает рука ее хозяина расстреливая клавиши и выжимая из черного танка божественную музыку рондо и аллегро Баха. Сама картинка оркестра из зала казалась святым священнодействием, накаляя атмосферу и заставляя слушателей глубже заглядывать в себя, в те самые глубины, куда никто не спускался с самого детства. Немецкий мастер полифонии, Маэстро пианист, дирижер и оркестр были великолепны! Я наслаждался полтора часа невероятными образами, возникающими у меня в голове и иногда, даже подглядывал за лицами людей, не смеющих пропустить ни одну ноту. Я разглядывал лица музыкантов, там не было пустых стеклянных глаз, там были лица духа и света в отличие гражданина Гервазюка, которого там не было, быть не могло и который свет никогда не излучал, а возглавляет отдел в твоей фирме. Скажу сразу, почти всегда я проверяю людей на походы в театр или на симфонические концерты. Ты знаешь, что только 8% людей ходят в театр, остальные- никогда! Прошу прощения за резкий переход, но это мой стиль. Культура - удел меньшинства, именно тех, кого помойное телевидение не формировало десятилетиями, кто не прислушивался к хитросплетениям продуманных вещателей с золотыми кольцами на толстых пальцах и улыбками всезнаек. Культура- удел людей, кто испытывает потребность впечатлений не челюстями и желудочным соком, а душой! Это либо понимаешь сейчас, либо никогда. Чувства людей гораздо интересней их мыслей. Итак, Гервазюк Аристарх Михайлович! Вполне не однозначный позывной в мире фамилий и имен. Диссонанс на лицо, Аристарх это что-то величественное, переводиться с греческого, как ,,первый лучший вождь,, и тут на тебе, Гервазюк, размазня какая-то с немецким уклоном в ,,Гер,,. Ну да Бог с ним, это моя личная теория звукового ряда имен и фамилий, я сразу же настораживаюсь при таком вселенском позывном. Тереза Гнида, Анжелика Макуха, Аурика Трубонос, Ростислав Буряк, Венцеслав Маруськин, Эвелина Конская, Стелла Ракоед – это неполный список народа, прошедшего через мой жизненный путь и поверь мне, там мало было света при таких позывных, выбранных родителями со странным воображением. Имя - это судьба, придумано не мной, подмечено умными, задолго до Гнид, Макух и Ракоедов. Бывают такие экземпляры, которые в один многозначный момент своего формирования понимают, что весь мир навоз, и ничего хорошего в этом мире не может быть, как только его топтать и получать от топота удовольствие. Тебе повезло, именно такой экземпляр как мистер Гервазюк, не имеющий ощущение человека и возглавляет твой отдел. Я зашел сбоку и нанял любимую девушку одного парня, работающего в твоем офисе у Аристарха, которая задавала любимому мои подготовленные вопросы с сюрпризами, насчет атмосферы в отделе Аристарха. Это был полезный заход со стороны. Результаты меня не удивили, а только убедили еще раз, что я уже давно не ошибаюсь. Андрей! Тебя давно уже не удивляет манера моего изложения и ты понимаешь многое, вникая в обыкновенные процессы, продемонстрированные необычным способом и с совершенно других сторон, это видение спрятанной сущности, которая всегда не дает возможности ошибаться. Итак, ни один пловец в мире не оставляет следов на воде, потревоженные волны уходят, расправляя свои молекулы так, как нужно воде, а не как нужно человеку. Любой пловец, использует воду только потому, что вода дает ему возможность продвигаться вперед сквозь себя. Хоть какой –то пловец задумывается над этим? Кто такая, эта вода в построенном бассейне, заключенная в рамки, созданные человеком от бордюра до бордюра? Навряд ли они так думают и это огромная ошибка пловца. Вода для человека не есть собеседник и наконец, не есть то, с чем можно считаться! Поэтому кораблекрушения будут всегда по вине человека, а не волн, погоды или рифов! Рифы не бродят по улицам Москвы в поисках столкновений с кораблями, погоде плевать на мнение каких-то двуногих, вода вообще живет своей жизнь, и кто по ней плывет - жук плавунец или олимпийский пловец, она не задумывается вообще в абсолютной константе и никогда! Таким образом мы получаем схему – офис, это место воды, через который проплывают множество жуков, щепок, лодок, кораблей и пловцов. Именно так и не иначе! Аристарх есть временщик- пловец, думающий, что химический состав воды, заказывает лично он. Он редко здоровается с подчиненными, ходит задумчивый, мало общается с офисным людом, только через своего зама, семейных фотографий на столе нет, семьи нет, детей нет, никогда не был женат. Великолепный показатель не отшельника, а особи не стыкующей свои интересы с другими. Мало уживчив, пару раз давал указания при мне, косно язык, не уважаем подчиненными…

- Да? – вставил Андрей.

- Проверено на замаскированных наблюдениях. Излагает мысли медленно, не ярко, не ясно, сам это осознает и дабы скрыть недостаток мышления, прячется за своего зама, шустрого парня, который уже все понял и работает на полную, ради карьеры своего завтрашнего дня. Все фотографии, лежащие в столе, а их там восемь, довольно странные, это фотографии полного одиночества. Зачем человеку фотографии вообще, только чтобы пустить слюну воспоминаний и прекрасных легких моментов жизни, желая видеть свой лик улыбающимся или даже эйфорийным среди таких же ликов. Фотография, это иллюзия счастливой секунды. У него восемь унылых фотографий без улыбки, с прищуренными глазами, на обыкновенном фоне. Это фотографии совершенно асоциального типа, весьма тянущие на зачатки скрытой шизофрении с обязательной жизнью одиночки. Я не хочу утонуть в детализации, я тебе продемонстрирую наглядно завтра в твоем присутствии. Вопрос – кто и когда поставил асоциального типа главой целого отдела, отвечающего за быструю и слаженную работу? Он не поздравляет своих работников с Днем Рождения, у него даже списка этих дней нет! Он питается в стороне от всех, поставив границу между Я и Все! Над ним весь отдел не смеется и не шутит, что является нормой выявления – ,,свой - чужой,, Его обыкновенно не воспринимают, как начальника и капитана корабля. Может быть он Эйнштейн в твоих расчетах и прогнозах, но по его данным я этого никогда не скажу. Чудаковатость свойственна всем уникалам, но он не чудаковат, он продуман до мозга молчаливых костей, это весьма опасный синдром. Когда я учился в военном институте много лет назад, нас всегда предупреждали, чем меньше эмоционален человек, тем больше в нем скрытой проблемы. Такие люди, как Аристарх вскрываются глубокой попойкой, от которой он сразу же откажется и пить не станет. Поэтому я привлек Ларису, на нее клюнет даже мертвый отшельник из пещеры! У нее странное сочетание внешности, густые рыжие волосы, невероятные губы, уникальное тело с завышенной талией и торчащей грудью и дикие зеленые глаза с поволокой для мужской дрожи! Красота с родословной не случайная, я знавал ее маму, это был настоящий черт, убивающий наповал одной улыбкой! Работала она много лет на КГБ и весьма успешно. Так вот, когда Лорхен открывает рот и начинает вещать, это радио ,,Свобода,,  во времена холодной войны, она настоящая теплая Мурчиха! Словом, томить не буду, хоть Лорик и плевалась после проведенного времени с Аристархом, но упоила его до уровня деревянного футболиста, когда все убеждения и тайные архивы мыслей рухнули и открылись. Аристарх был доведен лучшей путаной всех времен и народов до состояния, при котором он красил помадой ее анус и пел песни таинственного развратника из города Эм. Он был пьян на столько, что мог расчесываться таежной шишкой и рассказывать о своей дружбе с Эрнаном Кортесом. Но перед опьянением высшей степени на несколько вопросов тактической орбиты его существования он ответил весьма красноречиво, вот диктофон. – Посетитель нажал на кнопку диктофона и оттуда полился звонкий женский смех.

- Ну познакомь меня со своим шефом, Аристарчик, ну познакомь, мне так интересно…

- С кем? С Андрюхой, что ли? Да какой он, к чертовой бабушке, мне шеф? Он обыкновенный тупица, мажор гребаный, руководитель из него никакой. Там всем руковожу я и больше никто, - лились пьяные слова с растянутыми резиновыми буквами, - поняла Лорка- Тараторка? Я тебя с ним знакомить не собираюсь, потому что он никто. Я, вообще, скоро стану страшно богатым и буду тебя вызывать к себе по субботам. А может даже и женюсь на тебе, сладкая ты гадость!

- А я не приеду к тебе больше, если ты меня не познакомишь с Андреем Борисовичем, он мне нужен дело одно решить! – продолжала инструктированная Лариса.

- Я сам все дела решу…, мне контракт отдадут, я все сразу и решу, поняла, ты, гадость? Наливай, зеленоглазая ты ведьма, наливай, пошел твой Андрей к чертовой матери, мы его уделаем все равно, казла вонючего, придется ему и Мазерати продавать и по миру идти, сука мажорная…

- Здесь, на полчаса такой же пьяной аналитики и весьма интересных заявлений, особенно это слово ,, Мы,,  и фраза ,, мы его уделаем,, по-моему Лорка отработала вашего тихушника по полной и заслужила на премию, которую я ей передам лично! – выключил диктофон посетитель и оставил его на столе.

- Да, конечно! – с пасмурным лицом ответил Андрей. – Вот сволочь, а!

- Ну конечно, не Мальчиш- Кибальчиш! Но суть в том, что я его разговорил, он же аскетно-одиночный образ жизни ведет, а это всегда тяжелый случай с коробкой ненависти. Обыкновенно пойман на бабе и на алкоголе, как просто, какие старые и до сих пор действенные методы для идиотов. Вывод может быть только один, твой работник Аристарх Гервазюк - по моей таблице, настоящий козявочник, к контракту не подпускать, я его вскрою в этом кабинете завтра утром по системе не Станиславского, а по своей собственной. Вот тебе сытый ветер раздумий, получите и не забудьте выдать премию моему агенту с зелеными глазами, которому цены нет! Далее – персонаж номер три – Скрыпник Анатолий Адольфович. Начальник третьего отдела твоей миллионерской конторы. Звучит, как Начальник Третьего Отдела РСХА- смешно, где-то нелепо, а где-то весьма лепо! Только до 3-го отдела РСХА ему ползти, как на коленях в район созвездия Эридана. Прочитал я и его. Начнем по порядку. Он тип человека, который всегда в разговоре вворачивает что-либо о своем величии, это уже восклицательный знак в уме. Он был легким в прочтении, хотя выучил с десяток поговорок и небольших стихов, чтобы вворачивать пафос под собственным соусом. Есть люди, которые излагают чужие вечные мысли, намекая что эти мысли принадлежат именно им, а не каким-то мертвым мыслителям прошлого. Адольфыч забавный тип, красноречивый, тускло-яркий, читабельный, расшифрованный сразу, позер, игрок, азартный мужик, еще и бабник на дефиците внимания со стороны. Мне очень хорошо знаком этот мужской психотип, я сталкивался с ним не однократно. Это матрица лести, это матрица притворства и лжи. На самом же деле он совсем не такой, которым его видят все в твоем офисе. Это пластилиновый шахматист, для которого люди обыкновенные глиняные фигуры и ты в том числе.

- Я глиняная фигура? – переспросил Андрей.

- Даже, если бы я сказал, что ты фигура из моржовой кости с изумрудными погонами на плечах, от этого ничего не изменилось бы. Я рисую тебе образ думающего шахматиста с доской, которую ты не видишь. Таким, как он, весьма уютно в тени. Что это за тень я тебе поведаю и приведу далекую аналогию, как обычно в моем стиле. После окончания военного института заслали меня в ГДР. Первый раз в жизни за рубежом, назначение умопомрачительное, редкое, лотерейное и многим со мной уехавшим, было невдомек, что иллюзия свободы, это большая проверка для тех, кто наблюдал за нами каждый день и молча писал рапорты в одну и ту же инстанцию наверх. Это делалось для того, чтобы через год или два, иметь совершенно ясную картинку: кого родила система, нет ли в тебе тайного продолжения ублюдка- изменника Резуна, спрятавшегося за великой фамилией Суворова? Кто ты такой, как ты себя ведешь в разных ситуациях, сколько в тебе килограммов долга, совести или расчетливого навоза? Насколько я помню то время в ГДР, это были сплошные запреты для молодых офицеров, приехавших из алгоритма холодных казарм в мир иной, невиданный, волшебный, завораживающий. В нашей касте будущих неизвестных и незаметных, проверялись первые навыки быть в чужой стране и стабильно работать в кассу Родины. Я уже тогда понимал, что вся жизнь там, это не вольные хлеба, это ежедневный театр с занесением в личное дело. Нас провоцировали на пьянки по воскресеньям с офицерами других полков и батальонов, нам устраивали посещения концертов Эдиты Станиславовны Пьехи с наблюдениями поведения, косвенные знакомства с одинокими и не беременными медсестрами в госпиталях, незаконные охоты на немецких косуль и кабанов, воровство казенного оборудования и перепродажу его немцам и т.д. К нам относились, как к утопленникам, которых никто не собирался спасать, а только топил. Все данные нашего поведения аккуратно заносились в личное дело и картина внутренностей человека, от трахеи и мозжечка до ахиллесова сухожилия и мизинца на ноге, были на холсте умных художников не ниже полковника особого отдела от самого Особого отдела ГСВГ. Из мне известных пятнадцати человек, через полгода осталось только двое, я и еще один выпускник военного института. Я старался сурово выполнять свой долг, не смотрел порно по ТВ Западной Германии по ночам, не завел себе не беременную подружку в госпитале, хотя очень хотел и смотреть, и очень близко подружиться с худой блондинкой с голодными глазами, бравшей у меня кровь из вены каждый месяц. У меня даже были мысли уехать куда-нибудь по делам в Йену или Дрезден, Готу или Гале и там выжрать бутылку немецкой водки ,,Восток,, и прохрапеть пять часов в машине, чтобы сбросить рабочее напряжение от постоянного рабочего напряжения. Но я всегда помнил и знал, что все, что со мной происходит - это временно, и придет еще долгожданное время женщин и хмельных застолий, куралесий в красивых городах и гуляний без Луны. Шел второй год моей практики в немецкой Тюрингии. Все хорошее, как и все плохое происходит внезапно, как не готовься, а иногда обухом по голове и обязательно неожиданно. Я посетил магазин канцелярских товаров в Рудольштадте и выходя из него столкнулся с женщиной, которая, взглянув мне в глаза и улыбнувшись, произвела эффект шока для всего моего голодного организма. Это было наваждение, я не буду ее описывать, это глупо описывать наваждение, это не реально описать, она была волшебной фотографией моих снов и ярких желаний! Я встречал ее еще несколько раз, эту шикарную немку в белом плаще, но не предпринимал ничего, чтобы познакомиться и сблизиться, открывая тайну, созревшую у меня в голове, благодаря визуализации моей мечты. Она стала моим невероятным наваждением и диким сексуальным желанием! Перед отъездом в СССР я еще раз увидел ее в штабе округа, она не была уже немкой, она была майором нашей внутренней канторы, которая завалила моего последнего конкурента и переспала с ним под видео наблюдение начальства, подписав ему приговор безработицы и презрения! Твой Скрыпник такой же, как тот номер второй, олимпийский чемпион по рысканью в поисках удовольствий, он кидается не сразу, а оглядываясь на деревья, людей и кусты, чтобы быть уверенным, что он свободен и переиграл всех. Тот, кто знает, что за ним наблюдают, никогда не задумывается, что за его наблюдателем, наблюдают тоже, но уже в микроскоп! У Скрыпника есть подружка и не одна, имея свою жену за рабыню и мать его ребенка, он молодцевато петрушит на стороне, купаясь в демагогии своего эго, наслаждаясь выдуманным миром, на который у него хватает денег. Он живет для себя, окруженный зависимыми людьми. Он не тушит сигарету в угол пепельницы, что является молниеносным и прямым проявлением рационализма, он тушит в центре пепельницы, нажимая с усилием, чтобы уничтожить след. Это отдельный лево тип человека, исполняющего тайное задуманное. Ты можешь мне задать вопрос, который я слышу почти каждый день - ,, Так что, среди моих работников вообще нет честных людей?,, А вопрос не в честности, а в тайных комбинациях людей, знающих тебя и твои прибыли. Нет ни одного коллектива, где подчиненные не просчитывали бы прибыль в карман хозяина и не заряжались завистью, это аксиома и прежде, чем кого-то подпускать на пистолетный выстрел к корыту или счетам, нужно пару дней всегда прокрутить человека по старым методикам, которые многим новым методикам дадут под зад. Я тебе скажу, что у любого умного руководителя есть своя личная кадровая катастрофа нехватки умных людей с честью. Все эти названия космической сложности уже не в ходу, им нет места среди народа, который хочет все сразу и малыми усилиями. Предложи им на обед каждый божий день свежайшего осьминога с коньяком в соусе ,,аль патабр,, через неделю они начнут презирать всех, кто не обедает так, как они! Маразм, скажешь ты, закономерность человеческой копоти, скажу я. Отбирать народ, не отмывая его от грязи, а выискивая чистоту, это легко и просто, только кандидатов мало, поэтому и полная катастрофа на листе белой бумаги. Что же ты хотел, чтобы я пришел на три дня в твои отделы, валял там дурака по переноске разных папок и в каждом отделе нашел по пять чистых людей, готовых завтра выложить головы на алтарь твоей фирмы? Это не логично и не влазит в законы человеческих отношений. Если женщина умна и хороша, не будучи ведьмой она обязательно либо в одиночестве, либо имеет рядом морального урода, пьющего из нее кровь. И наоборот, если есть надежный мужик с совестью, не будучи проходимцем он обязательно либо один, либо с сукой, пьющей с него кровь. Это, Андрюша, законы, придуманные там, а не здесь. А равновесие сил в человеческих коллективах, никто не предусматривал никогда.   

- Я перебью… Эта тема меня очень волнует. Неужели не бывает такого, чтобы мужчина был правильный и встретил правильную женщину, и они вдвоем, например …

- Я перебью тоже. Если ты уже о себе, а мне так кажется, что ты начал качать и примерять тему на себя, то скажу тебе прямо, может быть и такое, он молодец - богатырь, а она Василиса Премудрая и Прекрасная одновременно, и просто, мужику такому страшно повезло и лотерею он вытащил самую редкую, миллионную. Тогда, при таком несправедливом раскладе для всех остальных убогих, включается второй закон брачного равновесия и мочит всех сразу!

- Это что за закон такой? – нервно вставил Андрей.

- Это список таких законов, которые не преподают в школах и в ВУЗах их преподает сама жизнь, для тех влюбленных пар, кто вдруг собрался строить совершенные отношения. Эти законы раскрывают все, что произойдет с той или иной семейной парой! Это очень легко поддается совершенной логике и зависит от мудрости самца или самки, или обоих, что бывает страшно редко. Где ты видел потоки электричества, чтобы там было два минуса или только два плюса? Это же чушь! Законы брачного равновесия, сводят все семьи только в одну точку решения их вопроса. Либо они мудрые и вместе продолжают сражаться с жизнью до самой смерти, не обижая друг друга, либо они враги и просто реальные дураки, которым время преподало уроки мастерства и раздавило все их мечты. Все не так уж и сложно, если мыслить не как все, примитивно, от кетчупа, до свежести очередной колбасы, если уметь видеть какого цвета горчица, а какого горчичный мед! Вот тебе урок мудрости для двоих номер 17322. Когда двое смотрят передачу, которая не нравиться женщине, нужно брать ее ногу в руки и трогать, ласкать, размазывая свою пальцевую тактильность по ее щиколотке, показывая, что это уже не ее нога, а его, человека, который смотрит футбол и трогает молекулы ее ноги своими молекулами. Через пятнадцать тупых матчей неудачников, которые страстно разочаровывают ее мужчину, ее нога будет автоматически находиться в его руках, под властными и усердными прикасаниями его пальцев рук к ее пальцам ног. Никто не знает кому здесь выгодно, ему или ей, по- моему обоим! Если ты будешь находить путь выгоды для двоих, ты всегда будешь жить в гармонии. Ищи правильную женщину с генетикой семьи, а не шляний по псевдозвездным местам, где крутят задницей для восхищения чужих глаз. Кто мне скажет, что такая женщина глупа, я скажу, что он реально тупой инвалид, а женщина эта, мыслит тоньше паутины голосующей стеатоды. Вычурная мысль, всегда дороже ординарных подходов!

- Я начинаю многое понимать! – вымолвил Андрей.

- Это называется прозрение! Скажи мне, какую книгу читает твоя девушка и я тебе многое о ней расскажу, заранее вычислив, что ею движет, любопытство или насыщение духовного мира? Я понимаю, судя по твоим глазам и вопросам, что у тебя впереди важный жизненный выбор всей твоей личной жизни. Для этого никто тебе не советчик, кроме тебя самого! Итак, вернемся к главной теме и подведем итог. Завтра утром в твой кабинет по очереди заходят три начальника твоих отделов. Алла Кильчицкая – женщина паровоз, Гервазюк- косноязыкий и сын Адольфа, Скрыпник – тихушный. Я нахожусь в кабинете с тобой и каждому из них говорю то, что они мечтают услышать, при этом, с учетом их внутренних психологических формирований, я заранее тебе предупрежу, какие должны и будут их реакции, указывающие на то, что именно ты есть глупый человек! Мне нужно твое согласие, перед сближением с их личностями на поле боя.

- Я согласен! – сузив глаза ответил Андрей и опрокинул коньяк, выдохнув с превеликим удовольствием. Так выдыхали алкоголь люди перед атакой и предвкушением рукопашной в мокрых окопах. ,,Он созрел!,, - подумал посетитель и погладил седой подбородок.

 Рита лежала в постели и смотрела в потолок. Большая плетенная люстра, привезенная папой из Камбоджи, дала приют ночному мотыльку, залетевшему в форточку минуту назад. Она никак не могла понять, почему он не звонит. Девичий мозг разносился во все стороны, включая женскую логику с антилогикой, выдумки с фантастикой, догадки с домыслами. Она рассуждала…

…может быть он заболел или у него украли телефон? Точно, у него украли телефон, а там был мой номер. Теперь он мне не может позвонить никогда, ведь телефон украден! А может быть он сам не хочет звонить, я ему не понравилась, я не его тип? Он уже забыл про меня, а я здесь лежу и думаю о нем, какая же я дура? Но мне его мама сказала, что я очень ему понравилась. Так в чем же дело, почему он мне не звонит? Он сейчас, где-то в клубе танцует танго с какой-то развратной и обязательно красивой девушкой с распущенными волосами…, нет с коротким ежиком, такие сразу бросаются в глаза длинной шеей, а у меня длинная шея? Конечно длинная, даже длиннющая! Может мне постричься под ежика? Чтобы и мою шею видели все? Нет, не буду стричься! Почему же он не звонит, по моим расчетам он должен был позвонить еще вчера или обязательно сегодня, но он не звонит, в чем же дело? Почему, почему…? Завтра испеку яблочный пирог, не пирог, а шедевральную роскошь, он такого не ел никогда, передам его маме, он попробует и мне позвонит, чтобы поблагодарить! И что дальше? Спасибо, мне понравилось! А я что? А я скажу – пожалуйста, я и не такие пироги могу испечь, а ты молчишь…, вместо того, чтобы побуждать меня печь тебе пироги с яблоками и капустой, вишнями и клубникой. Боже мой! Какие я могу печь пироги!? Это же уму не постижимо, моя бабушка меня научила! Где ты найдешь красавицу, которая печет пироги в этом мегаполисе? Все по телефону вызывают себе пиццу и роллы, а пироги не вызовешь, их никто не печет так как я! Почему же он не звонит? Точно, украли телефон. Воры вытащили в метро. Ах да! Он в метро не ездит, он на итальянской машине перемещается. Могли ограбить его машину и сигнализация не помеха, залезли и украли телефон с моим номером. Может же такое быть, черт возьми? Я бы еще ему носки бы связала, вот теми узелками, что меня бабушка научила, теплые из шерсти, из того зеленого клубка, что папа привез из –за границы. Ему бы понравились такие носки, это не искусственные электричество собирать, это чистая шерсть. Завтра пойду на крышу оставлю там голубям хлеба. Сейчас идет дождь они сидят под козырьками, им холодно они друг к другу прижимаются, пойду завтра на крышу и покормлю голубей. А вдруг, он не позвонит никогда? О, Боже! Этого не может быть, это черная фантастика, я в это не верю! У него глаза светофоры! Может быть, когда я рассказывала о детстве Моцарта, я показалась ему занудой? Это не его тема, он думает цифрами, он думает не о музыке. Я завтра же заберу ноты у Лидии Георгиевны, завтра же, непременно. По этим нотам еще моя бабушка играла Моцарта. Почему же он не звонит. Буду колдовать, чтобы он набрал меня именно сейчас. Набери мой номер, набери, я жду твой звонок! Ну- ка немедленно меня набери, черствый мужчина!  - раздался телефонный звонок, Рита посмотрела, кто звонит, и ее сердце лихорадочно забилось. Чудеса чудесные…

- Добрый вечер, Рита! Это Андрей! Прошу прощения за поздний звонок. Я ничего не знаю о Моцарте, что является пробелом в образовании, хотел бы попросить тебя прочитать мне лекцию, завтра в любом уютном месте нашей огромной деревни! – в ушах у Риты повисла самая счастливая пауза. Информационные поля двух людей подключились друг к другу, эфир заработал и новые строки двух судеб начали медленно сближаться в пространстве проводов.

  Утро пришло закономерно и ожиданно не спросив разрешения у страны. Толстые облака удалялись к горизонту, освобождая место солнцу и свету. Утро пришло, это был факт! Миллионы голов мылись под душем, кто-то напевал разные песни, размешивая сахар в стаканах, скрипели двери многочисленных лифтов, кто-то ненавидел утро, а кто-то любил. Зашевелились все, кто умел шевелиться, продолжая свой путь по выбранным дорогам. Андрей вскочил в кабинете с кожаного дивана, бросив плед на пол и пробежавшись босиком, быстро исчез в ванной, где душ смотрел открытыми дверками, приглашая на сеанс удаления плохих снов и прохладно-горячую терапию для тела. Стоя под стекающими струями воды, он был радостен и вдохновлен. Утро было на самом деле мудрее вчерашнего вечера. Андрей принял два судьбоносных решения для себя лично. Мир открывался совсем в другом качестве, и он не боялся мечтать, он осознавал, что иногда мечты сбываются. В его жизнь, на конец-то, пришел тот самый день, принадлежащий только ему, а не людям вокруг. Это был день его сбывшейся мечты!

Вернитесь к альбомной ориентации экрана