Геометрия пластилина - 1 глава

«Каждый Ангел имеет право…»

(Небесный Кодекс. Облачная полка 19, Том 9808, Часть 3000229, параграф 91111, сотый абзац снизу)

 

   Ливан. Древняя Финикия. Горячие лучи Его Величества Солнца, Средиземное море рядом, горы высокие, благодатный край, нетронутые кедры возрастом 5000 лет, пальмы, финики, базары, сладости, вездесущие многочисленно расплодившиеся люди проезжают мимо на двухэтажных автобусах. В роще возле древнейшего на Земле города Баальбек, который построил неизвестно кто и неизвестно когда, гуляет прохладный ветер, Солнце уже после трех часов дня, песчаной бури нет. Три верблюда дремлют у стены и жуют слюну, глаза у них закрыты, арабы едят горячую сфиху, меззе, баба гануш, жареную лё-оз, мануши, лебни, жареную фариди и жарбиди, фалафель, малифу, вареный райдис и смотрят вдаль. Туристов нет, фотоаппаратов нет, гидов нет, машин нет, шума нет, разговоров нет, детского смеха нет, назойливых мух нет, горячий воздух есть. На резной лавочке из желтой слоновой кости в глубине прохладной рощи сидят двое в делинных одеждах похожих на арабский соуб белоснежного цвета, без головных уборов с распущенными до плеч чистыми, СВЕТлыми, струящимися волосами. На серебряном столике с тонкими ножками, лежит колода карт, пачка сигарет «White Cloud» (Белое Облако), чистая базальтовая пепельница, девять пустых бутылок пива различных фирм и итальянский журнал с портретами улыбающихся и получающих все земные блага кинозвезд разных стран. Журнал новый, выпущенный пять минут назад из типографии, пахнущий, запечатанный в прозрачную пленку.   

- Я вам хочу сказать, коллега, что у этой актрисы на обложке лицо кукольное и вылизанное. Если потрогать ее ресницы, то видно сразу, что папа ее по тринадцатому генетическому кольцу из Индии. Смешные они все, стараются нарастить себе ресницы погуще, используя хитрости египетской цивилизации. Это у них такой канон красоты и редко кто задумывается, что Отец создал густые ресницы для охраны глаз от летающего сора и второй задержки капель пота. Брови выщипывают себе, не зная, что густая четкая бровь- это есть первый заслон каплям пота со лба. Женщины всегда путали удобство выживания с модой. – Блондин, бросил зажженную сигарету в пепельницу и одним движением распечатал новенький журнал. - Вот посмотри, у этой актрисы брови выщипаны и похожи на канцелярские скрепки…, это же совсем не красиво! Эта привлекательна по- детски, кротость в глазах и голая грудь - это из другой оперы, это настоящая пахучая пастушка Малика из Лакме, только без жемчужного японского ожерелья. Ой, Лакме…, это завораживающая мелодия, я помню, это Эдем! А вот у этой итальянки лицо одухотворенное, мечтательное, серьезное, похотливое, развратно-зовущее на шелковые простыни или на сеновал для криков наслаждений. Хороша-а-а-а даже без золота на шее, зовущий цветок вечерних оттенков, всплеск утреннего озера, прохлада на пляже, ароматы садов и поэзия благоуханий, мечта Андалузии! Ее очарование - это очень редкое сочетание серьезности и похоти. М-да! Она несомненно хороша. Ей рожать и рожать, такой набор ДНК ни на асфальте, ни в амбарах с зерном, ни на белоснежных подушках не валяется, его тысячу лет надо лелеять и скрещивать удачные комбинации с еще более удачными комбинациями и дорожить детьми чистой крови. Её дети от породистого спортивно-оливкового мужчины могли бы начать новую ветвь отбора для целого народа красивых и статных человеков. А то рожают повсюду неизвестно что, неизвестно кого, как посмотришь, начинаешь сомневаться в работе генетики в плюс, одни даунито-олигофрено постоянно ковыряются в носах! Сквозняки, какие-то генетические придорожные сквозняки и стеклянный хаос генетики…! Вы ее носик видели? Отец работал над ее носиком специальными инструментами, сделанными из усиков бабочек и муравьев, а не звездным алмазом. Вы, коллега, вообще видели Отцовские инструменты, это что-то неописуемое? У него там есть такая красивая лопатка, сделанная из ресниц марлитонского дельфина, по которой ползают улитки и оставляют драгоценную слизь. Вот именно этой лопаточкой, он заканчивал ее носик еще в аквариуме у её мамы. Это вам не Микеланджело Буонарроти со сломанным носом и с его молотком и зубилом, это вам не каррарский мрамор, это сам Отец Создатель. Хотя скульптура Давида у Микеланджика, почти совершенна, ничего критического сказать не могу, но, чтобы он создал, если бы не был благословен и целован самим? Вы не задумывались, коллега, какая группа крови у всех созданных людьми мраморных и бронзовых скульптур?

- У мужских скульптур или женских? – спросил собеседник, почесывая очень чистую розовую пятку, рассматривая вторую карту справа в левой руке и причмокивая бледно- розовыми губами с остатком пивного вкуса. – Я к тому, что вены у них каменные или бронзовые, не полые, закупоренные, там не течет ничего и течь ничего не может, коллега. Вы опять слегка сошли с ума и несете всякую космическую чушь.

- Опять вы за свою приземленность. Думайте небесными категориями, несмотря на то, что мы на земле, коллега. А никакой разницы, что женская скульптура, что мужская! - ответил вежливый и сплюнул под резную лавочку неизвестного мастера. Его плевок попал в песок, и там мгновенно вырос уже третий синий цветок с тремя острыми листьями. Вежливый собеседник, вытащил карту «Даму Треф» и аккуратно положил ее на столик. – А вот вам милая Дама, которую ни один художник не может состарить.

- Ну, дама так дама… У любой скульптуры группа крови мастера, сотворившего ее, вот вам и небесная категория. Даже у знаменитого коня Леонардо, который якобы пропал в веках, а на самом деле стоит в пятом закрытом подвале Ватикана, группа крови была Леонардовская, это к Первому не ходи, так и есть. Кстати, коллега, вы же видите, что идеальная копия коня Да Винчи, стоит в сейфе у этого пузатого английского богача, хозяина фабрики тронов. Хотя любой искусствовед будет спорить с этим, только потому, что он обыкновенный человек, думающий о себе слишком хорошо. Какова ценность рассуждений любого искусствоведа о чужой работе и чужом таланте? Хм…, ну потрепался о том о сем, вспомнил прочитанное из написанных чужими головами книг, употребил факты из жития бывших искусников, то да сё, за это исполнение им и деньгу платят. Один, дескать, отрезал себе ухо от прилива шизофрении, другой болел сифилисом и совсем не случайно, а от обилия безудержных страстей, третий бил морды в кабаках, непотребно ругался, носил грязные рубахи, не брился и воровал, четвертый любил проституток трогать за выпуклые места и по долгу беседовать с ними о бытие- житие в перерывах между троганиями и поглаживаниями тех самых выпуклостей, пятый рисовал жену в голом виде и обязательно в дорогой шубе, шестой лазил по грязным притонам и выбирал лица генетических ошибок, чтобы изобразить супер уродство и черный глаз предательства. Да, Господи, сколько их было ненормальных? Хотя, что такое норма, никто не определил, даже Фройд, болевший раком кожи лица, куривший сигары и, в конце концов, покончивший собой. Вот и не мудрено теперь…, страсти кипят в головах нешуточные, нужно срочно все на холст бросить, чтобы потом болтливые бездельники и словоблуды что-то ощущали и шептались между собой – «Ах, какая экспрессия! Ах, какой мазок! Какая тень, иллюзия, спектр, дисперсия света, какое движение под сенью лип! Какая улыбка в солнечных лучах сквозь прозрачный виноград и затишье маленького пруда! Какие тела, танцующие под закатными облаками, лошади, улыбки, грудь, стопы, пальцы ног, волосы, повороты голов…, собаки, птицы, цветы…!» А на самом то деле, что? Да уж, что хотели, то и творили: хронические алкоголики, вертуозные извращенцы, кокаинщики-наркоманы, изуверы, фантазеры, чудаки-садисты, собиратели невидимого шарма и всплесков душ, коллекционеры чужих бед, радостей и тайных желаний, злые гении собственных гениталий, циники- активисты, путешественники- онанисты, голубые редакторы чужих судеб, эротоманы громкие и тихие, зацикленные на себе, на своих глупых желаниях, эмоциях и депрессиях, ведущих прямиком в гости к удушению и смерти. Эмоциональные натуры эти земные гении, они за emotion-всплеск у родной мамы мороженное отберут и при этом сожрут его быстро и не подавятся. Гениям всегда нужно как-то оттянуться по- своему, чтобы всколыхнуть душу и все, что там у них плавает в темных лабиринтах внутренних трубных проходов. Помнишь, как отрывался тонкоусый старик Дали? Пока Галюсик ему в рожу обильно не плюнет с самого утра, у него вдохновения и нету! Ходил голый по садам Порт Льегата, измазанный медом или свежим дерьмом, мух любил искренней любовью и домашнего муравьеда Ландрузо, каждое утро правил малую нужду с балкона на кусты роз и ромашек, при этом пел и цитировал сексуальные стихи, целовал черепа носорогов и слонов на личном пляже, мел чепуху по ушам парижских студентов и ел свежие капустные листья, ездил голым на лошади и любил «Танец с саблями» товарища Хачатуряна. Гигант был, а не художник, я возле его картин всегда задерживаюсь в любом музее, где они есть. Не мозг у него был, а какой-то жидкий базальт из дальнего космоса оранжевой Бетельгейзе, не воображение, а заполненный до верху пепельный колумбарий. Когда хожу по музеям, то всегда смотрю на народ, у которого, почему- то не происходит непроизвольного семяизвержения от увиденных шедевров, но и в малахитовые урны никто не блюет от антивосторга. Народ же видит и чувствует у кого в головах была клубничная Муза, а у кого обыкновенная Медуза. В прошлый раз я переоделся французской старухой миллионершей из Парижа. Ох я и оторвался на земле, Йезус Мария! Могу прозрачную фотографию показать на фоне кладбища Пер Лашез. И ты знаешь, не каждый был готов помочь дряхлой старушенции на лестничных пролетах…, не каждый. Кто помог, тот выиграет в лотерею, кто прошел мимо- не завидую безразличным темным личностям. Народ вообще там прохладный к чужой старости и немощи, не народ, а эгоистичный народец. Им встряска нужна, как при Боне Карловиче Наполеоне. Хоть и был малыш из Аяччо, а не коренным французом, а тряхнул всех, как настоящий вулкан. Как ты понимаешь на мелкие расходы у меня было пятьсот миллиардов на метеоритной кредитной карте банка «Золотой Урсидный Поток».

- Да, у меня такая же, не удивительно!

Вернитесь к альбомной ориентации экрана